Алексей Фененко: Не оглядываться на европейские ценности в борьбе с терроризмом

23 марта 2016

Взрывы, прогремевшие 22 марта в Бельгии, всколыхнули мировую общественность. Террористические акты, бессилие спецслужб страны, причины страшных событий — все это получило широкое экспертное обсуждение на самых разных площадках мира. О возможных причинах произошедшего издание "Москва-Центр" спросило российского политолога Алексея Фененко, эксперта в вопросах международной безопасности, доцента факультета мировой политики Московского государственного университета, члена Клуба друзей Фонда Горчакова.

— Является ли происходящее следствием мигрантской политики Евросоюза?

– Конечно. Я скажу даже больше: теракт был подготовлен тремя условиями, в которых оказались страны Евросоюза. Во-первых, на их территории образовались крупные мусульманские диаспоры, которые никак не интегрируются в европейское общество. Второе – Лиссабонский договор передал европейским структурам больше полномочий, чем национальным органам. То есть контроль над миграционными потоками резко снизился. Ну и третье: как показала практика, решать вопрос по мигрантам никто не торопится. Наоборот, власти скорее поощряют их приток. Результат налицо.

— Какие конкретные цели преследуют террористы?

– Я думаю, они преследуют две вещи. Первое – они хотят показать европейскому обществу, что "и на вас управа найдется, ничего вы нам не сделаете". И второй момент: я думаю, они хотят усилить напряженность внутри европейского общества, вызвать ответную волну, активизацию всевозможных нацистских и неонацистских движений с призывами "Бейте мигрантов", и затем – соответствующую волну ненависти самих мигрантов.

— А какие меры должен принять Евросоюз для улучшения ситуации с мигрантами и терроризмом?

– Евросоюз – никаких. Чем меньше будет Евросоюза – тем лучше. Для того, чтобы решить эту проблему, странам ЕС требуется вернуть национальный контроль над миграционной политикой, меньше делать упор на европейскую интеграцию, не оглядываться на европейские ценности в борьбе с терроризмом, а принимать жесткие меры. И, наконец, разработать какие-то комплексные программы интеграции этих иноэтничных людей в свою собственную структуру.

— Что на данный момент является основным вызовом для европейской безопасности – сетевой терроризм, или что-то иное?

– Для европейской безопасности, с точки зрения логики стран НАТО, по-прежнему приоритетным противником остается Россия. Терроризм идет у них на втором плане.

— В работах мировых экспертов не раз упоминается о том, что мир вступил в новую стадию развития, произошел перелом. Вы считаете так же?

– Вы знаете, я слышу уже 25 лет о стадии перелома. И вот что-то перелома никак не наступает. Когда уже четверть века нет перелома, а о нем все говорят – наверное, никакого перелома и нет, правда? В этом плане после каждого теракта, начиная еще с 11 сентября, а может и с девяностых годов, нам говорят, что вот теперь мир подошел к перелому. Но все по-прежнему.

— Должна ли Россия сейчас как крупный участник политических процессов международного сообщества консолидироваться с Европой в решении вопросов, связанных с терроризмом?

– Что такое международное сообщество? Международное сообщество — это фикция. Мы живем в мире национальных государств, в котором каждый преследует свои цели: нравится ли нам это, или не нравится. И почему Россия вообще должна консолидироваться с Евросоюзом, который вводит против нее санкции? Почему у нас вообще должны быть общие интересы со странами, которые вводят против нас санкции? Я не вижу ни одной причины. Если мы это сделаем – мы должны выставлять за это какую-то цену, я считаю.

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им. Горчакова. 

Теги