Brookings Institution: Почему Китай получил больше от газового контракта с Россией?

15 июля 2014

"Над контрактом работали несколько лет, в результате рычаги влияния сместились в сторону Китая", - считает Эрика Даунс, научный сотрудник Центра Джона Л. Сортона при Брукингском институте (Brookings Institution), в прошлом – аналитик энергетической сферы в ЦРУ (CIA).

По мнению автора, достижение консенсуса по газовому вопросу и подписание российско-китайского контракта на поставку природного газа во время встречи Президента РФ Владимира Путина и президента КНР Си Цзиньпиня в Шанхае в мае 2014 года вызвало некое удивление в обывательской среде. Ведь до этого многочисленные саммиты лидеров двух государств проходили безрезультатно – договоренности на поставку большего количества российского газа в Китай так и не были достигнуты. Однако, В.Путину и С.Цзиньпиню в итоге удалось завершить "энергетический конфетно-букетный период", подписав сделку на 400 миллиардов долларов за поставку 38 млрд кубометров природного газа в Китай начиная с 2018 года.

Эрика Даунс говорит о том, что еще задолго до того, как лидеры России и Китая смогли поднять бокал 21 мая за будущее российско-китайских энергетических взаимоотношений, обе страны воспринимали друг друга как привлекательных партнеров по поставкам природного газа. Россия рассматривала китайский рынок энергоресурсов как важнейший пункт плана по диверсификации поставок газа, поскольку в Европе прогнозы темпов роста спроса на данный энергетический ресурс значительно менее перспективны для России, нежели в Китае. Между тем, всплеск спроса на природный газ в Китае в последние годы заставил страну обратить внимание на своего северного соседа, крупнейшего экспортера газа в мире, как на важный источник газоснабжения, чтобы уравновесить нехватку количества природного газа, добываемого в Китае, и потребительский спрос на него.

Политические изменения последних месяцев как на региональном уровне, так и в мире в целом перед саммитом в Шанхае придали серьезности газовым инициативам России и Китая. Для России новыми реалиями стала изоляционистская позиция США и Европы с момента "крымского прецедента", которая вылилась в санкции со стороны Запада.

В своей статье аналитик обращает внимание на то, что возобновленный интерес Европы к поиску альтернативы газовым поставкам из России и призыв представителей американского политикума и экспертного сообщества к ускорению процесса предоставления экспортных лицензий на поставки сжиженного природного газа (СПГ) Вашингтоном, а также призыв отменить виртуальный запрет на экспорт сырой нефти, чтобы избавить Европу от российской энергии, несомненно сделали подписание газового соглашения с Китаем еще более привлекательным и необходимым для Москвы.

Для Китая ситуация с загрязнением атмосферы и объявленная в марте этого года премьером Ли Кэцяном "война" с загрязнением окружающей среды также укрепили желание достичь консенсуса по поставкам российского природного газа. И в самом деле, апрельское заявление китайского правительства о том, что страна нуждается в удвоении потребления газа со 170 млрд кубометров в 2013 году до 400-420 млрд кубометров к 2020 году, стало сигналом того, что Китай нуждается в российском газе больше, чем когда-либо.

По мнению госпожи Даунс, главной проблемой, которая возникала при обсуждении условий договора, была цена. Россия не хотела продавать газ Китаю ниже, чем по цене для Европы – ее главного клиента. В то же время, Китай не желал покупать газ по цене выше, чем он платит Туркменистану – своему крупнейшему поставщику природного газа.

Несмотря на то, что Россия и Китай пришли к общему знаменателю касательно цены, они держат все в секрете, ссылаясь на коммерческую тайну. Поэтому наблюдается множество фактов спекуляции информацией аналитиками по отношению к цене, обеспечивающей общую стоимость контракта в 400 миллиардов долларов США, и того, для какой страны данная сделка является выгодней. Примерный расчет указывает на цену в 350 долларов за тысячу кубометров газа. Вышеназванная цена ближе к требованиям Китая, поскольку именно такую сумму государство платило Туркменистану в прошлом году. Эта оценка являлась общей для многих аналитиков в преддверии саммита, объясняется она напряженностью отношений России с США и Европой, а также количеством поставщиков природного газа, заинтересованных в организации его поставок на китайский энергетический рынок.

Эрика Даунс указывает и на то, что никто не знает расчетной формулы цены, базового числа, которое должно быть включено в эту формулу, а также целого ряда других нюансов, которые повлияли на установление цены за столом переговоров: очевидный недостаток доступа Китая к отрасли разведки и добычи газа в России, слухи о предоплате Китая России, предложение России освободить поставки газа в Китай от уплаты налога на добычу минеральных ресурсов, предложение Китая освободить российские поставки от уплаты налога на импорт СПГ, ожидания относительно темпов реформирования цены на природный газ в Китае.

К тому же, важно помнить, что это не союз равноправных. Сделка о поставке природного газа – это третье соглашение за последние 10 лет, достигнутое между Россией и Китаем в трудные для России периоды. В 2005 году "Банк Развития Китая" (the China Development Bank) и "Экспортно-импортный банк Китая" (the Export-Import Bank of China) стали кредиторами последней инстанции "Роснефти", предоставив российской государственной нефтяной компании 6 миллиардов долларов США займа с тем, чтобы помочь профинансировать покупку основного производственного актива частной нефтяной компании России "ЮКОС".

Четыре года спустя "Банк Развития Китая" (the China Development Bank) увеличил кредитную линию до 25 миллиардов долларов США для "Роснефти" и "Транснефти" – государственных операторов трубопроводов, когда произошел обвал цен на нефть, а обе российские компании остались лицом к лицу с мировым финансовым кризисом. Эти сделки не только углубили двусторонние отношения стран в энергетической сфере, но и определили сдвиг рычагов влияния в отношениях в сторону Китая.

Подводя итог, аналитик Института Брукингса резюмирует: "Независимо от того, какое из государств получило больше от газового договора, обе страны могут позиционировать себя в качестве победителя как перед гражданами собственного государства, так и перед международным сообществом. Газовая сделка свидетельствует о том, что российско-китайские отношения в энергетической сфере приближаются к своему пику. Россия, став четвертым крупнейшим поставщиком сырой нефти в Китай в 2013 году, теперь по праву является главным импортером природного газа в Китай".

Достигнутая договоренность в долгосрочной перспективе должна обеспечить России большую безопасность спроса на природный газ, а для Китая – безопасность поставок газа. В краткосрочной перспективе основные преимущества газового контракта являются политическими. Россия претендует на влиятельного друга в лице Китая, а Китай может ссылаться на еще один показатель роста его экономического и политического влияния на мировой арене.

Оригинал исследования. Перевод и подготовку к публикации выполнила специалист Информационного центра Фонда Горчакова в Киеве Ольга Милованова.

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им. Горчакова. 

Теги