ЕАЭС открывается для Вьетнама

01 июня 2015

После двухлетних переговоров Вьетнам стал членом зоны свободной торговли (ЗСТ) Евразийского экономического союза. Это первое, но, вероятно, не последнее государство Азиатско-Тихоокеанского региона, нацеленное на реальную экономическую интеграцию с ЕАЭС.

Об этом пишет обозреватель РОСБАЛТа Ирина Джорбенадзе:

"Участие Вьетнама в этом проекте говорит о многом, в частности, о том, что ЕАЭС, в отличие от СНГ, востребован на международном уровне, и имеет большую перспективу развития. Интерес к созданию ЗСТ с Евразийским союзом проявляют также Китай, Индия, Иран, Монголия, Израиль, Египет и другие страны.

Что реально даст сторонам зона свободной торговли? В первую очередь, увеличение взаимного товарооборота, поскольку режим ЗСТ предусматривает тарифную либерализацию, снижение или обнуление ставок ввозных таможенных пошлин на значительную номенклатуру товаров. Но при этом участники ЗСТ сохраняют тарифную защиту на часть товарных позиций с тем, чтобы обезопасить собственных производителей. По расчетам экспертов, в условиях ЗСТ товарооборот между Вьетнамом и государствами Евразийского союза к 2020 году возрастет с 3,7 миллиардов до 10 миллиардов долларов.

Вероятно, следует ожидать, что по части торговли и инвестиционных проектов в рамках ЗСТ Вьетнам масштабнее будет сотрудничать с Россией, чем с другими государствами ЕАЭС. По предварительной информации, общая стоимость сформированного российско-вьетнамского инвестиционного пакета из 17 проектов оценивается в 20 миллиардов долларов. Речь, в частности, идет о строительстве ОАО "Интер РАО ЕЭС" теплоэлектростанции на территории Вьетнама, совместном создании вагоностроительных предприятий, нефтегазовых проектах в шельфовых зонах России и Вьетнама и т.д.

Приоритетность сотрудничества с Россией определяется рядом факторов. Во-первых, Вьетнам уже давно развивает торгово-экономические связи с Россией, которая традиционно экспортирует в эту страну топливо и другие природные ресурсы, вооружение и многое другое. Вьетнам продает РФ в основном электронику и продукты питания.

Во-вторых, на вьетнамском рынке и до создания ЗСТ работали и работают российские нефтегазовые гиганты "Газпром" и "Роснефть", а "Росатом" планирует построить в этой стране первую атомную электростанцию. И это далеко не полный перечень российско-вьетнамского сотрудничества на сегодняшний день.

Ну, и в-третьих, понятно, что российский рынок попросту больше, чем у партнеров по ЕАЭС,

Впрочем, эксперты считают, что в проигрыше не останутся и другие государства Евразийского союза. Вьетнамский экспорт в Казахстан сегодня представлен в основном медикаментами, чаем, оборудованием для пищевой промышленности, морепродуктами, компьютерами и их комплектующими. Этот список может быть расширен сырьем для кондитерской и легкой промышленности, товарами широкого потребления, которые дешевле будет завозить из Вьетнама, чем из Китая. А из Казахстана Вьетнам получает асбест, стальной прокат, транспортное оборудование. Но и тут потенциал увеличения экспорта велик – от урана для атомной энергетики до пушнины и оборудования для добывающей промышленности.

Что же касается еще одной страны ЕАЭС – Белоруссии, то в контексте ЗСТ с Вьетнамом перспективной видится производственная кооперация – у сторон есть соответствующий опыт в этом деле на примере сборки во Вьетнаме автомобилей "МАЗ". О перспективах Армении и Киргизии говорить, правда, пока сложно.

Вьетнам же в условиях ЗСТ с Евразийским союзом, выходя на 170-миллионного потребителя, значительно расширит свой экспортный рынок. Кроме того, свободная торговля с ЕАЭС поможет Вьетнаму снизить зависимость от других стран и обезопасить экономику от внешних рисков.

А для России и ЕАЭС ЗСТ с Вьетнамом означает новые торговые и кооперационные возможности как в самом Вьетнаме, так и в целом в Юго-Восточной Азии. То есть, Вьетнам становится своего рода плацдармом для продвижения экономических и политических интересов Евразийского союза в ЮВА. Да и сама эта страна считается благоприятной для инвестирования – она занимает 9-е место среди 164 стран мира по уровню привлекательности прямых иностранных инвестиций. Экономика страны, не обремененная политическими потрясениями, динамично развивается. Достаточно отметить, что рост ВВП Вьетнама в первом квартале текущего года составил более 6%.

Кстати, как заявил недавно премьер-министр России Дмитрий Медведев, РФ и Вьетнам могут перейти на расчеты в национальных валютах. Он напомнил, что Россия и Вьетнам почти десять лет назад обсуждали возможность использования во взаиморасчетах рублей и донгов, хотя эта инициатива практически не была реализована. Возможно, в условиях ЗСТ она будет выглядеть серьезнее, поскольку товарооборот между сторонами должен заметно увеличиться, и выгоднее будет накапливать резервы в российской и (или) вьетнамской валюте.

Руководитель Центра изучения Вьетнама и АСЕАН Института Дальнего Востока РАН Владимир Мазырин и вовсе считает, что присоединение Вьетнама к ЗСТ ЕАЭС есть "явление прорывного характера".

"Вьетнам – самый главный и важный для России партнер в Юго-Восточной Азии. Кроме того, он один из самых уважаемых и влиятельных членов АСЕАН. Это организация ключевая в регионе. Мы сегодня повернулись к ней лицом и, видимо, будем быстро наращивать сотрудничество", — сказал он в эфире радио Sputnik.

Правда, некоторые эксперты считают, что Вьетнам рановато "сунулся" в зону свободной торговли с ЕАЭС, поскольку между его участниками время от времени возникают определенные разногласия, касающиеся, в том числе, и торговли. Кроме того, ухудшение экономического положения в России отразилось и на ее партнерах по Евразийскому союзу, что сделало его в настоящее время менее привлекательным. Но это, пожалуй, единственное "но", тем более это минус (если минус) только для Вьетнама.

В контексте же политики, создав ЗСТ с Вьетнамом, Евразийский союз, а в особенности Россия "застолбят" себе еще одно место в политико-экономическом пространстве Азиатско-Тихоокеанского региона, в котором к Москве отношение сейчас все же неоднозначное. Так, например, Китай, Вьетнам и Южная Корея не присоединились к антироссийским санкциям, в то время как Япония сделала это, несмотря на множество совместных проектов с РФ.

Создание ЗСТ с Вьетнамом говорит в пользу того, что Москва намерена продолжить свой путь в так называемую "Большую Азию" посредством относительно небольшого государства, являющегося, однако, своего рода "воротами" в АСЕАН. А с этой организацией Москва стремится наладить сотрудничество.

При этом ошибочно было бы считать, что Вьетнам так уж легко сманить только на один политический полюс – Ханой предусмотрительно "раскладывает яйца в разные корзины", что, собственно, подтвердило его членство в ЗСТ с ЕАЭС и параллельное сотрудничество с США, ЕС, АСЕАН и т.д. То есть, многовекторность внешней политики вполне позволяет Ханою сохранять суверенитет и независимость.

Есть, конечно, вопрос, как на все это отреагирует Китай, впрочем, и не он один. Вряд ли сближение Вьетнама с ЕАЭС понравится США, претендующим на определенное влияние на эту страну. Действительно, несмотря на суверенные позиции Вьетнама, геополитически он находится между двумя "огнями": союзниками США – Японией и Южной Кореей и Китаем. ЗСТ с Евразийским союзом, с одной стороны, конечно, снижает зависимость Вьетнама и от Китая, и от США, с другой – может поставить первого партнера ЕАЭС под политический удар. Но это уже "головная боль" для самого Вьетнама".

РОСБАЛТ – для Фонда им. Горчакова.

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им. Горчакова. 

Теги