Эксперты: АТЭС как формат взаимодействия стран АТР уходит в прошлое

17 ноября 2015

АТЭС как формат взаимодействия стран Азиатско-Тихоокеанского региона теряет свою значимость, ему на смену приходят другие объединения и форматы сотрудничества, которые во многом определяются противостоянием США и Китая, при этом в число потенциальных партнеров России в регионе входят Вьетнам и другие страны АСЕАН, считают российские эксперты.

17-19 ноября в Маниле (Филиппины) состоится саммит Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС). Пленарные заседания саммита, на которых будут обсуждаться вопросы углубления региональной экономической интеграции, а также пути решения демографических и экологических проблем, состоятся 19 ноября. По итогам будет принята декларация лидеров экономик АТЭС, которая отразит согласованные подходы к дальнейшему развитию сотрудничества в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР).

АТЭС — межгосударственный экономический форум стран АТР для сотрудничества в области региональной торговли и облегчения и либерализации капиталовложений. Целью АТЭС является повышение экономического роста и процветания в регионе и укрепление азиатско-тихоокеанского сообщества.

Предстоящий саммит в Маниле приобретает особое значение в связи с недавним подписанием США и рядом стран региона соглашения о Транстихоокеанском партнерстве (ТТП), вне которого оказались Россия и Китай. Соглашение о ТТП было заключено 5 октября. В его рамках будет создана зона свободной торговли в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Участники соглашения: США, Канада, Мексика — в Северной Америке, Перу и Чили — в Южной, Япония, Малайзия, Бруней, Сингапур и Вьетнам — в Азии, а также Австралия и Новая Зеландия. Комментируя создание ТТП, президент США Барак Обама заявлял, что партнерство — своего рода ответ на рост экономического влияния Китая, ТТП будет противодействовать этому.

Время АТЭС проходит

"Время, когда АТЭС был серьезным форумом, где принимались ключевые решения, в общем-то, проходит", — отметил доцент кафедры международной безопасности факультета мировой политики МГУ им. М.В. Ломоносова Алексей Фененко в ходе состоявшегося в МИА "Россия сегодня" круглого стола.

По мнению Фененко, "проект АТЭС находится в полузамороженном состоянии, начиная с 1997 года". Как полагает эксперт, изначально создание АТЭС было частью политики США, призванной предотвратить появление новой линии раскола по Тихому океану. "Чтобы не было двух интеграционных блоков, один во главе с Китаем, другой во главе с США. Проект АТЭС — была попытка сохранить такое единство", — считает Фененко.

"Насколько я понимаю намерения США, они таким образом пытались блокировать создание интеграционного блока Китая со странами АСЕАН. Грубо говоря, размыть региональную интеграцию более широкой тихоокеанской интеграцией и создать нереалистичный проект, который будет всегда блокировать какие-то реальные намерения Китая", — заявил Фененко.

Как отмечает Фененко, реализация заявленных целей АТЭС — в частности, создания к 2020 году зоны свободной торговли по всему Тихому океану — оказалась под вопросом после азиатского финансового кризиса 1997 года, который "резко ослабил позиции двух ключевых союзников США на Тихом океане — Японии и Южной Кореи", и в результате "американцы вместо АТЭС стали выстраивать более реальную конфигурацию в виде ТТП".

Переломным моментом, по мнению Фененко, стал саммит АТЭС 2011 года в Гонолулу. "Там (президент США Барак) Обама четко сказал, что наша цель — это ТТП. Американцы отказались от прежней доктрины — (дескать), да, мы признаем наличие двух интеграционных проектов как таковых, и теперь наша задача – всячески сдерживать Китай", — считает Фененко.

"АТЭС остается… как скорлупа, но реальное наполнение, реальное содержание переходит либо к ТТП, либо к формату контактов Китая с Россией и АСЕАН", — уверен Фененко.

С этим мнением согласился и другой участник круглого стола, руководитель Центра изучения Вьетнама и АСЕАН Института Дальнего Востока РАН Владимир Мазырин, который отметил "бесперспективность дальнейшей дискуссии в рамках АТЭС" и "создание под американской эгидой проекта ТТП, где бы американцы могли решать свои задачи", в том числе не только экономические, но и политические, уверен он.

Руководитель группы исследований мировой экономики Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Александр Апокин также предполагает, что "глобальных инициатив… в рамках АТЭС подниматься не будет". Как полагает аналитик, отчасти это обусловлено тем, что ряд ключевых для игроков региона вопросов — таких, как проблема новых торговых маршрутов для Китая — "в рамках АТЭС… поставить невозможно" именно потому, что "этот формат четко предполагает вовлечение США".

США и Китай — соперники и партнеры

Как считает Фененко, создание ТТП стало возможным отчасти именно в результате изменения баланса влияния США и Китая в АТР. "Китай, наверное, передавил в Южно-Китайском море, слишком сильно начал натиск на Вьетнам и Филиппины, (они) испугались и сразу побежали искать покровителя в лице США. Американцы решили этим воспользоваться и на фоне этого страха перед Китаем вовлекли Южную Корею и несколько потерявшуюся Японию. Эта конъюнктура рубежа 2011-2012 годов резко сыграла на руку американцам", — утверждает эксперт.

Через Южно-Китайское море проходит почти треть мирового морского грузопотока, а шельф расположенных там островов богат нефтью. На различные территории в этом районе, помимо Китая, претендуют входящие в АСЕАН Бруней, Вьетнам, Малайзия и Филиппины. В ходе состоявшейся в июле 2011 года на Бали встречи глав МИД КНР и стран АСЕАН были утверждены основные принципы Кодекса поведения в Южно-Китайском море, предполагающие отказ от применения силы.

В то же время заведующий сектором общих проблем АТР Института мировой экономики и международных отношений РАН Александр Федоровский призывает "не переоценивать противостояние США и Китая". "Они соперники, они конкурируют, но они и партнеры", — объясняет он.

"Полагать, что кто-то создаст дееспособные интеграционные группировки сейчас в АТР без США, без кооперации с ними, это наивно", — подчеркнул он.

"Прежде всего, надо обратить внимание на то, что идет во время АТЭС, за закрытыми дверями. Это переговоры между США и Китаем по инвестиционному соглашению, а это база будущих отношений США и Китая, предвестник сотрудничества, и, вероятнее всего, в ТТП. И это консультации США и Китая по регулированию цепочек добавленной стоимости", — отмечает Федоровский.

С ним согласен и ведущий научный сотрудник Центра региональных проблем Института США и Канады Ран Сергей Труш. "Реакция китайского политического класса на создание ТТП, в целом, с отрицательным вектором, в Китае это воспринимается и как проект с геополитическими и военно-политическими выходами, но в целом, я бы не стал сильно драматизировать противостояние Китая и ТТП", — сказал он.

Как отметил Труш, в Китае "существуют разные точки зрения относительно перспектив участия Китая в ТТП и форм взаимодействия с ТТП", и часть экономической элиты Китая "считает, что в перспективе ТТП… может сыграть достаточно стимулирующую роль для восхождения китайской экономики", даже несмотря на то, что ряд условий подобного сотрудничества в настоящий момент для Китая неприемлем.

Российские перспективы

Как считает Федоровский, в текущих условиях России будет достаточно сложно бороться с США и Китаем по степени экономического влияния на страны АТР. Он отметил, что "в торговле этих стран Россия занимает 1-2%, а то и меньше 1%", и "всерьез рассчитывать, что мы с таким багажом экономических отношений сможем влиять на правила (интеграционных процессов в регионе), конечно, трудно".

Чтобы "набрать экономический авторитет" в регионе, по мнению Федоровского, России нужен "перечень успешных историй с этими странами", создать который поможет наращивание объема экономических взаимоотношений с государствами АТР. Прежде всего, он видит перспективы для участия России в проектах, связанных с обеспечением энергетической и продовольственной безопасности своих партнеров.

В то же время, Апокин уверен, что "выходить с повесткой только в случае набора определенного экономического веса" для России будет неверно. "России есть что предложить странами АТЭС — это, в первую очередь, инфраструктура безопасности альтернативная, где можно экономическим весом не мериться. А во-вторых, это альтернативная транспортная система. Повестка не должна, учитывая наш вес, быть экономической", — уверен он.

Фененко также полагает, что присутствие России на рынках стран Юго-Восточной и Восточной Азии в регионе не стоит недооценивать. "Россия там присутствует колоссально. Я напомню, что все ракетостроение и спутникостроение этих стран завязано, прежде всего, на Россию", — подчеркнул он.

В частности, Россия участвует в реализации подобных проектов в Южной Корее, Таиланде, Малайзии и Индонезии, напомнил Фененко.

"Россия, если уж на то пошло, один из инновационных лидеров этого региона. Вы уж простите, есть экономика пошива трусов, а есть экономика спутников и выхода в космос. Хотя, может быть, в абсолютных цифрах это будет всего несколько процентов ВВП, на практике это будет означать очень серьезный прорыв для этих стран", — настаивает эксперт.

По мнению ряда экспертов, одним из партнеров России в АТР могли бы стать Вьетнам и другие страны АСЕАН, с которым страны Евразийского экономического союза (ЕАЭС) в мае подписали соглашение о создании зоны свободной торговли. "Соглашение с Вьетнамом для нас важно, при всех оговорках это может нам приоткрыть ворота к сотрудничеству, (помочь) набрать опыт. Мы не были членами ВТО, поэтому мы не могли заключать соглашения о свободной торговле, и это наш первый, пилотный проект с Вьетнамом", — считает Федоровский.

"Для России, опираясь на эту зону свободной торговли, есть смысл идти к более широким экономическим контактам в формате свободной торговли с другими странами Восточной Азии. В Азии наиболее доступным партнером для нас могла бы стать АСЕАН. Вьетнам является членом этой ассоциации, начинал он с позиции младшего участника, но сегодня он там один из самых влиятельных членов, действительно крупная экономика, одна из крупнейших экономик этого объединения", — также считает Мазырин.

Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) объединяет Сингапур, Индонезию, Малайзию, Таиланд, Филиппины, Бруней, Камбоджу, Лаос, Вьетнам и Мьянму. На территории этих десяти стран живут в общей сложности около 600 миллионов человек, их совокупный ВВП составляет около 3,5 триллиона долларов. Организация намерена добиться региональной интеграции уровня Европейского союза. Внешнеторговый оборот России со странами АСЕАН в 2014 году, по данным российской таможенной статистики, составил 21,4 миллиарда долларов и вырос по сравнению с 2013 годом на 22,7%.

Источник – РИА "Новости".

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им. Горчакова. 

Теги