Эксперты: Грозит ли России "реэкспорт" боевиков из Сирии?

24 сентября 2013

Все больше российских наемников воюют в Сирии на стороне повстанцев. Об этом сообщил первый замдиректора ФСБ Сергей Смирнов. "300-400 человек с территории нашей страны туда выехали, но они вернутся, и это, естественно, представляет большую опасность", - заявил замдиректора ФСБ. По его словам, среди боевиков в Сирии также есть выходцы из Казахстана, Китая, Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана.

Об этом пишет обозреватель РОСБАЛТа Игорь Ротарь:

"Все страны ШОС затронуты этой проблемой. Вербовка наемников действительно существует", - подытожил Смирнов заседание совета региональной антитеррористической структуры Шанхайской организации сотрудничества.

Число российских боевиков в Сирии неуклонно растет. В начале июня, по информации директора ФСБ Александра Бортникова, их было вдвое меньше – около 200 человек. В том же месяце в США опубликовали доклад, в котором сообщалось, что за год в Сирии погибли 280 боевиков-иностранцев, из них 17 – выходцы из России.

Как утверждает арабский интернет-портал "Аль-Кудс аль-араби", исламисты объявили о формировании в городе Алеппо на севере Сирии подразделения, сформированного боевиками из Чечни и других регионов Кавказа. По утверждению портала, это подразделение связано с "Аль-Каидой".

Активность исламских боевиков из бывшего СССР в этой арабской стране удивления не вызывает. С точки зрения исламских радикалов, настоящий мусульманин должен воевать в любой точке мира, где преследуют его единоверцев. Более того, по мнению адептов этой доктрины, национальная принадлежность не имеет никого значения. Настоящий правоверный должен выбирать тот регион для джихада, которой наиболее стратегически важен для мусульман всего мира.

В этом смысле примечательна трансформация взглядов идеологов Исламского движения Узбекистана (ИДУ). Если еще несколько лет назад эта организация ставила своей целью свержение узбекского "диктатора-кафира" Ислама Каримова, то сегодня ИДУ решило сосредоточится, в первую очередь, "на решении афганской проблемы".

Аналогичные метаморфозы характерны и для кавказских исламских радикалов. Террористический акт в США братьев Царнаевых, несомненно, сильно навредил северокавказскому сепаратистскому движению, так как в Америке до него было немало влиятельных сторонников отделения этого региона от России.

Однако, с точки зрения исламских радикалов – "интернационалистов", этот поступок был вполне оправдан. По их логике, США объявила войну мусульманам Ирака и Афганистана, и, следовательно, начать "боевые действия" в этой враждебной стране является богоугодным делом.

В настоящей момент наиболее активно мусульмане из бывшего СССР воюют в Афганистане. Около трех лет назад помощник начальника департамента национальной безопасности Афганистана в провинции Кундуз Абдул Карим рассказывал корреспонденту "Росбалта", что боевики из стран бывшего СССР составляют отдельный элитный отряд талибов, который напрямую подчиняется зарубежному центру "Аль-Каиды".

"Аль-Каида" хочет использовать это профессионалов на международном уровне. Да, сегодня они воюют в Афганистане, но при необходимости они будут переброшены в другую "горячую точку" мира", - говорил тогда господин Карим. Судя по всему, теперь его прогноз начинает сбываться в Сирии.

Интересно также, что исламские радикалы из России и стран Средней Азии установили самые тесные контакты. Так, в 1996 году полевым командиром Хатабом был организован специальный военный лагерь для уроженцев Средней Азии. Среди казахских исламских радикалов очень популярен Саид Бурятский, который регулярно посещал эту республику в начале 2000-х годов. Поэтому совсем не удивительно, что, оказавшись в дальнем зарубежье, кавказские и среднеазиатские исламисты поддерживают самые тесные контакты.

Насколько опасна активность в дальнем зарубежье боевиков из стран бывшего СССР для России и других стран СНГ? Ответ на этот вопрос неоднозначен.

Так, бурю возмущения, как в российской, так и казахской прессе, вызвали предложения казахского политолога Азимбая Гали поддержать Запад и поощрять поездки казахских джихадистов в Сирию. "Мы получим симпатии арабского и мусульманского мира. Мы получим профит от США и ЕС", - обосновывает свою позицию Азимбай Гали.

Если не принимать в расчет явно антироссийский подтекст этого предложения, то оно не кажется таким уж нелепым. Так, несколько лет, назад дагестанские власти всерьез рассматривали аналогичное предложение местных исламских радикалов: в случае прекращения преследований их сторонников, фундаменталисты обещали прекратить боевые действия в республике, а самых непримиримых и отчаянных отправить воевать в Афганистан и Ирак.

В этом плане была определенная логика: чем бы дитя ни тешилось, лишь бы бомбы в России не взрывало.

Правда, Азимбай Гали как раз не был настроен на то, чтобы джихадисты, увлекшись борьбой с "неверными" в Сирии, забыли о существовании Казахстана. Он предложил принимать ветеранов войны в Сирии на работу в Комитет национальной безопасности и другие силовые структуры.

Учитывая тот факт, что лидер Казахстана – убежденный сторонник светского, секуляризированного государства, что вызывает резкое недовольство у исламских радикалов, инициатива политолога, действительно, похожа на провокацию. Однако в самой идее "отослать войска в поход" есть определенный здравый смысл. Вопрос состоит лишь в том, куда эти войска отправится после выполнения своих задач в Афганистане и Сирии.

Как утверждает президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский, главные спонсоры джихада – шейхи стран Персидского залива, и, следовательно, именно от них зависит, какой регион будет выбран для очередного экспорта "исламской революции".

По мнению эксперта, уже сегодня есть достаточно большая вероятность того, что этими спонсорами принято решение "осваивать" российское направление. "Неудавшийся теракт в Москве, который готовила группа из Орехово-Зуево – сигнал, что боевики наступают. В ходе диалога главы саудовской разведки принца Бандара бин Султана с Владимиром Путиным, принц, не исключено, безуспешно пытался шантажировать российского президента – мол, либо Россия снимает позицию в ООН по Сирии и открывает дорогу интервенции, либо принц не гарантирует безопасность в Сочи. Это уже намек более чем прозрачный", - считает президент Института Ближнего Востока.

Однако в реальности эта версия, по меньшей мере, не бесспорна. Показателен пример Средней Азии, захват которой талибами уже многие годы упорно предрекается политологами. " Я считаю, что угроза талибской экспансии – не более чем спекуляция. Пока зарубежным исламским радикалам просто не до нас", - заявил в этой связи "Росбалту" директор медиа-холдинга "Азия-Плюс" Умед Бабаханов.

Экономически же чрезвычайно слабая, раздираемая межэтническими и клановыми противоречиями Средняя Азия, гораздо более удобная мишень для исламской экспансии, чем относительно сильная Россия.

Даже, если исламисты и победят в Сирии, вряд ли им в ближайшей перспективе удастся установить контроль над другими странами Ближнего Востока. К тому же, как раз сейчас резко активизировались исламисты в "черной" Африке. Поэтому сомнительно, чтобы при таком обилии целей у "джихадистов" хватит сил для того, чтобы "заниматься" еще и Россией".

РОСБАЛТ – для Фонда им.Горчакова.

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им.Горчакова. 

Теги