Forbes: Не была ли Россия права в отношении Арабской весны?

20 августа 2013

Египет снова охватили хаос и насилие. Вчера силы безопасности убили сотни мирных граждан, и похоже на то, что страна катится напрямую к гражданской войне. В связи с этим сейчас, вероятно, настал подходящий момент, чтобы переосмыслить Арабскую весну в целом.

Об этом пишет Марк Адоманис на страницах американского издания Forbes:

"Хотя какие-то положительные последствия у свержения престарелых диктаторов вроде Хосни Мубарака и Зин эль-Абидина Бен Али определенно были, факт заключается в том, что спустя два с половиной года после начала массовых протестов в Каире, военные продолжают расстреливать на улицах мирных демонстрантов. Это заставляет предположить, что, возможно, пессимисты, в конечном итоге, оказались намного точнее в своих прогнозах, чем оптимисты.

Разумеется, говорить о "взглядах России на Арабскую весну" было бы чрезмерным упрощением. Россияне — не роботы, они, как и любая другая группа людей, могут расходиться во мнениях и обычно имеют разногласия почти по любому вопросу. Однако тон, в котором Арабскую весну обсуждали в России, действительно, кардинально отличался от западного. Российские эксперты — причем не только кремлевские подпевалы и наемные пропагандисты, но и ученые, и независимые аналитики из самых разных сфер, — с самого начала выражали глубокий скепсис. Пока на Западе почти все фокусировались на спасительной мощи выборов и на возможностях, которые открывает участие народа в управлении, в России говорили о том, что Арабская весна может привести к экономической разрухе, межрелигиозным конфликтам и политическому хаосу.

"Если Кремль занимался дипломатическими маневрами, умело варьируя свою позицию в зависимости от специфики конкретной страны, то российское общество никогда не проявляло в отношении Арабской весны большого энтузиазма*. Никто в России при этом не говорил, что с ней нужно что-то делать. Россияне — не дураки и прекрасно понимали, что они практически не способны влиять на происходящее на Ближнем Востоке. Просто у них было общее чувство того, что все это, вероятно, закончится катастрофой, резко контрастировавшее с бравурными западными представлениями о "безостановочном прогрессе".

Скептическое отношение россиян к народным волнениям порождено разными соображениями — как вполне разумными (российский исторический опыт показывает, что массовые восстания не всегда хорошо заканчиваются), так и более сомнительными (от Советского Союза Россия унаследовала недоверие к участию народа в политике, и власть имущие активно его поддерживают). Я не думаю, что нам имеет смысл целиком перенимать этот российский скептицизм, однако некая его толика в отношении возможных результатов народных выступлений Западу бы не помешала.

Если вы перечитаете то, что писали аналитики о Египте в 2011 году, вы будете ошеломлены их наивностью и легковерием. Судя по всему, многие тогда искренне полагали, что если убрать Мубарака, это решит все многочисленные проблемы Египта. Как именно они будут решаться, никто не говорил, но все почему-то были уверены, что это произойдет. При этом не нужно иметь особенно живое воображение, чтобы, посмотрев на Египет — страну с бедным, необразованным, не имеющим профессиональных навыков и стремительно растущим населением, — увидеть потенциал для серьезных неприятностей. Более того, с учетом царившего в египетской экономике хаоса, незрелости египетских политических институтов и существующих в Египте явных межрелигиозных разногласий, было бы просто чудом, если бы в постмубараковский период страна не скатилась к полной катастрофе. Насилие и хаос, которые мы сейчас видим на улицах Каира, не должны нас удивлять — нам с самого начала следовало ожидать именно этого.

Стоит также отметить малоприятную склонность многих аналитиков превращаться в болельщиков и начинать думать, что если ты считаешь нечто вероятным, ты хочешь, чтобы это произошло. Например, я вовсе не хочу, чтобы в Египте восторжествовали нестабильность и насилие, но такой исход всегда представлялся мне более чем возможным. Между тем очень многие с ходу сбрасывали со счетов мнения российских экспертов, считая их банальной пропагандой для внутреннего употребления, а не честной интеллектуальной позицией. "Все же знали", что стоит провести выборы — и дела пойдут на лад. На фоне чудовищных результатов Арабской весны нам бы имело смысл демонстрировать чуть больше скептицизма в отношении массовых политических движений и чуть меньше узколобости в адрес тех, кто придерживается другого, чем мы, мнения о последствиях, к которым они могут привести.

Должны ли люди иметь право выбирать, как ими будут управлять? Да. Абсолютно точно. Без всяких исключений. Однако исторически массовые восстания в бедных странах обычно не приводили ни к чему хорошему. Россияне, по-видимому, это понимают, и нам тоже неплохо было бы об этом помнить.

*Нет, я не думаю, что митинги за честные выборы имеет смысл сравнивать с протестами, свергнувшими Мубарака. У них была совершенно другая демографическая, социальная и экономическая база, а также другие сроки, другие требования и другой масштаб. Египет и Россия — это очень разные страны".

"Источник – ИноСМИ.

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им.Горчакова. 

Теги