Галина Ниязова: Культурное взаимодействие на постсоветском пространстве должно быть равноправным

18 ноября 2016

О том, почему без продвижения русского языка внешняя политика РФ на постсоветском пространстве будет малоэффективна, в интервью "Росбалту" рассуждает старший преподаватель СПбГУ, кандидат политических наук Галина Ниязова.

— В 90-е годы на русском языке говорили приблизительно 350 миллионов человек. Из них 286 миллионов были жителями СССР. А каковы сейчас позиции русского языка на постсоветском пространстве?

— За прошедшие 25 лет на этом направлении произошли большие изменения. После развала СССР бывшим советским республикам необходимо было оценивать свое положение на мировой арене и, в том числе, определять рамки новых отношений с Россией. В сложившейся ситуации они стремились продемонстрировать свой суверенитет, отринув сразу все, что связывало их с нашей страной.

Как главный индикатор своей независимости эти государства выдвинули на первый план национальную культуру, отбросив свое советское прошлое. Поэтому русский язык, являющийся основной составляющей русской культуры, потерял свой статус "второго родного" и начал постепенно вытесняться.

Поначалу "дерусификация", вызванная желанием отмежеваться от "имперского" прошлого, казалась верным направлением политики, в какой-то степени объединяющим бывшие союзные республики новой идеей. Но нельзя ведь забывать, что русский на территории СССР долгое время был языком межнационального общения. Отказавшись от него и ничего не выбрав взамен, страны лишь ускорили процесс разобщения, разрушив тем самым систему отношений, складывавшуюся десятилетиями.

— А в каких постсоветских государствах "дерусификация" была наиболее ярко выраженной?

— Однозначно на этот вопрос очень сложно ответить. В 1990-е годы она затронула почти все страны бывшего Советского Союза. Если вкратце говорить про каждое государство в отдельности, то первыми отказались от использования русского языка для сближения с Западом Латвия, Литва и Эстония — бывший западный форпост СССР. Молдова подверглась "румынизации" сразу после развала СССР. На Украине, где национальный язык по своей структуре приближен к русскому, националисты начали заявлять о себе еще в конце 1980-х.

Грузия, устремившись на Запад, также начала постепенно вытеснять русский язык. Армения с самого начала 1990-х стала активно выступать за чистоту собственного национального языка. Таджикистан довольно быстро поставил себе цель усилить значимость национального языка в системе государственного управления и образования. В Туркменистане вытеснение русского языка началось в годы правления Сапармурата Ниязова. В Узбекистане еще в 1989 году был принят "Закон о государственном языке", в котором русский определялся всего лишь как язык межнационального общения.

Лишь про четыре республики можно с уверенностью сказать, что у них эта проблема не стоит на повестке дня. Речь идет о Белоруссии, Казахстане, Киргизии и Азербайджане.

— С чем это связано?

— Они сохранили русский язык на своей территории благодаря политической элите. То есть, как мы видим, в современной системе международных отношений на постсоветском пространстве проблема русского языка стоит достаточно остро. В принципе, само появление термина "дерусификация" и постоянное обращение к нему политологов, историков, социологов, филологов говорит о том, что проблема есть и она актуальна.

— Но все же пик этих процессов пришелся на 1990-е годы. Наметился ли какой-то возврат к русскому языку после первых лет независимости?

— Спустя десять лет после развала СССР лидеры постсоветских стран поняли, что в перспективе общаться друг с другом без переводчика — не лучший вариант. Именно в это время России следовало активизировать усилия по продвижению русского языка на территории бывшего Советского Союза.

— И это было сделано?

— Определенные шаги, конечно, были предприняты. Все-таки надо понимать, что внешняя политика РФ без продвижения русского языка на постсоветском пространстве всегда будет малоэффективна. Когда русский язык перестанет быть средством коммуникации России со странами СНГ и самих стран Содружества между собой, есть опасность, что постсоветское пространство перестанет существовать как единое целое.

Поэтому, начиная с 2002 года, когда уже были четко расставлены акценты во внешней политике стран постсоветского пространства, Россия приступила к внешней языковой политике, направленной на распространение русского языка и повышения его статуса на территории бывших советских республик. Была, например, разработана федеральная целевая программа "Русский язык". Сейчас у нас осуществляют уже четвертую по счету подобную программу. Она стартовала в 2016 году и рассчитана на 5 лет. Также для популяризации русского языка и поддержки программ по его изучению в РФ и за рубежом в 2007 году был создан фонд "Русский мир", спустя четыре года — Фонд поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом.

При этом еще ранее, в 2006 году, у нас появилась государственная программа по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом. И тут надо отметить, что при всей важности она, в первую очередь, усугубляет проблему уменьшения значимости русского языка на постсоветском пространстве и уменьшает ареал его использования за рубежом. То есть налицо несколько непоследовательная политика, стремящаяся охватить одновременно две проблемы — распространение русского языка за рубежом и переселение соотечественников, которые являются носителями русского языка и культуры, в Россию для решения собственной демографической проблемы.

— Как бы вы в целом оценили российскую языковую политику?

— Откровенно говоря, Россия даже с учетом наличия всех формальных программ и документов проводит пассивную языковую политику за рубежом. Поэтому залогом ее успешности является лояльность государства, на территории которого РФ хотелось бы укрепить позиции русского языка, что часто осуществляется по инициативе и за счет принимающей стороны.

— Каким направлениям мы сейчас должны уделять особое внимание, чтобы русский язык был популярным за пределами нашей страны?

— На самом деле, таких направлений довольно много. Например, надо распространять качественную прессу на русском языке. Притом далеко не только печатные СМИ развлекательного плана. Хорошим шагом было бы подписание договоров о взаимной трансляции телевизионных каналов.

Разумеется, огромное внимание надо уделять спонсорским вкладам в образовательную сферу, включая распространения методических пособий по русскому языку, единого учебника русского языка для общеобразовательных школ и для гимназий, составленный в соответствии с требованиями не только Министерства образования РФ, но и Министерства образования страны, в которой распространяется русский язык. Надо также инвестировать в библиотеки и музеи, поддерживать стипендиальные программы для студентов, финансируемые Россией, внедрять российские исследовательские гранты для преподавателей из других стран, ведущих любую научную деятельность на русском языке.

Если последовательно реализовывать эти направления, то за этим последует и укрепление политических, экономических и культурных связей с государствами, где будет проводиться такая политика.

Кроме того, очень важной частью языковой политики России должен стать отказ от покровительственной роли "старшего брата" и переход к равноправным отношениям в сфере языкового взаимодействия и культуры — так же, как это сейчас делается в области экономики и политики.

— А какова ситуация с распространением учебных материалов и наличием преподавателей по русскому языку за рубежом?

— Российское министерство образования, конечно, обеспечивает русские культурные центры и русские школы за рубежом учебниками для изучения иностранцами русского языка. Также "Русский язык как иностранный" остается популярным направлением подготовки специалистов-филологов, которые склонны работать после получения диплома по специальности, как в России, так и за рубежом.

Тем не менее, вследствие смены политических ориентиров, в контексте стремительно развивающегося и меняющегося глобального миропорядка, качество русского языка заметно ухудшилось. Также важно отметить, что изучение иностранного языка изменило свою значимость: специалистам в разных областях науки, культуры, бизнеса, техники и всех других областей человеческой деятельности внезапно и незамедлительно понадобился иностранный язык, и именно в функциональном аспекте, для использования его как средства общения в различных сферах жизни. Это привело к тому, что на первый план вышла успешность коммуникации в ущерб правильной грамматике и литературному стилю.

— Есть ли более-менее точные данные, сколько человек сегодня говорят на русском языке на территории бывшего СССР?

— Объективных достоверных данных на этот счет нет, так как следует разграничивать статус русского языка и цель его изучения в каждой стране. Очевидно, что страны, в которых русских язык является официальным, покажут большее число его носителей, в то время как в государствах, где русский язык не привязан к делопроизводству и обыденной жизни, процент населения, говорящего на русском, может значительно отличаться. Опять же, следует разграничивать знающих русский язык и действительно говорящих на нем.

— Какой сейчас главный стимул к изучению русского языка для иностранцев, в том числе для граждан бывшего СССР?

— Во-первых, русский является рабочим языком СНГ. Таким образом, необходимость его сохранения очевидна, поскольку затрагивает сферу внешней политики на территории бывшего СССР и регламентирует выстраивание отношений между государствами постсоветского пространства.

Кроме того, время, прошедшее с 1993 года, показало, что вопреки такой основополагающей цели, как становление государственности, требующей выдвижения на первый план национального языка, русский, сдав позиции, тем не менее твердо закрепил за собой статус языка межнационального общения на территории постсоветского пространства. Он связывает не только политиков, но и деятелей науки, культуры, способствуя таким образом установлению связей и развитию в данных областях.

На бытовом уровне любопытным примером является республика Азербайджан с культовостью русского языка в молодежной среде. Обязательное знание трех языков — азербайджанского, русского и английского — является уже насущной необходимостью, а не дополнительным элитарным требованием. Акцент на знание иностранных языков автоматически приравнивает азербайджанцев, не знающих русский, к людям необразованным. Человеку, не знающему русский язык и живущему постоянно в Азербайджане, сложнее найти высокооплачиваемую работу, добиться высокого жизненного статуса и даже создать семью, поскольку даже в последнем вопросе трендовость русского является на данный момент незыблемой.

— Как вы видите перспективы распространения русского языка?

— До тех пор, пока Россия будет привлекательна с точки зрения экономики, политики и культуры, русский язык будет интересен иностранцам как инструмент приобщения к российской культуре, искусству и истории, а также как язык межнационального общения в различных областях жизни.

Беседовала Татьяна Хрулева

"РОСБАЛТ" – для Фонда им. Горчакова.

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им. Горчакова. 

Теги