Гейдар Иманов: Славяно-тюркское единение как основа успешного развития евразийского мира

04 августа 2016

Накануне запланированной на 9 августа 2016 года встречи в Петербурге президента России Владимира Путина и президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана ректор Смольного института Российской академии образования Гейдар Иманов дал журналисту-международнику, доценту факультета международных отношений СПбГУ Дмитрию Рущину интервью о славяно-тюркском единении.

- Гейдар Мамедович, когда говорят об истории взаимоотношений России и Турции, то нередко вспоминают различные войны и конфликты, омрачавшие эти отношения. Но ведь есть и очень интересные примеры сотрудничества и добрососедства.

- Добрососедские отношения между нашими странами - это не только мир между двумя соседними государствами. Они являются фундаментом мира между всеми славянскими и тюркскими народами. Запад исторически рассматривал Россию и Турцию как своих главных врагов и в первую очередь был заинтересован в их распаде. Поэтому он веками сталкивал Россию и Турцию. И Западу многого удавалось добиться. В результате первой мировой войны с политической арены сошли и Российская, и Османская империя.

В истории царской России и Советского государства были примеры успешного сотрудничества наших стран.

На монументе «Республика» на площади Таксим в Стамбуле, воздвигнутом в августе 1928 года, рядом с фигурой Мустафы Кемаля Ататюрка по его левую руку можно обнаружить фигуры и наших соотечественников - Климента Ефремовича Ворошилова и Семена Ивановича Аралова (последнего иногда ошибочно принимают за Михаила Васильевича Фрунзе). И эти фигуры на памятнике оказались не случайно, а вполне заслуженно. Первой страной, протянувшей руку помощи Турции в годы освободительной войны, стало советское государство. В августе 1921 г. правительство УССР по соглашению с правительством РСФСР назначило чрезвычайным послом в Турции М. В. Фрунзе, который находился в Турции с декабря 1921 по январь 1922 г. К. Е. Ворошилов исполнял в Турции обязанности военного советника. А Семен Иванович Аралов, известный как создатель ГРУ, был в 1922-1923 гг. полпредом Советской России в Турции.

Уже через три дня (26 апреля 1920 г.) после открытия Великого Национального Собрания Турции (ВСНТ) Мустафа Кемаль от имени сформированного правительства обратился с официальным письмом к российскому правительству, содержащим просьбу об установлении дипломатических отношений и об оказании Турции помощи.

По официальным данным кроме 10 млн. золотых рублей, переданных представителям ВСНТ, в Турцию через Новороссийск, Туапсе и Батуми в течение 1920-1922 гг. было поставлено 39 тысяч винтовок, 327 пулеметов, 54 орудия, 63 млн. патронов, 147 тысяч снарядов.

Советское правительство также помогло и со строительством двух пороховых фабрик, одновременно поставив в Турцию оборудование для патронного завода и сырье для производства патронов.

В 1920-х - начале 1930-х годов были не только военные и экономические, но и культурные контакты между Советской Россией (а затем СССР) и Турцией. Например, в 1920-х годах советская сборная по футболу ездила на соревнования вообще только в Турцию.

Все мы должны помнить слова основателя современного турецкого государства М. Кемаля Ататюрка: «Победа новой Турции над … интервентами была бы сопряжена с несравненно большими жертвами или даже совсем невозможна, если бы не поддержка России. Она помогла Турции и морально и материально. И было бы преступлением, если бы наша нация забыла об этой помощи».

Почти на столетие между Россией и Турцией установились вполне добрососедские отношения, несмотря на членство Турции в блоке НАТО.

Советский Союз укрепил свою мощь и победил во второй мировой войне, освободив весь мир от фашизма и нацизма, зародившегося в западной Европе. Современная Турция, основанная Ататюрком, стала признанной и уважаемой региональной державой и опорой для всего тюркского мира.

Однако особого доверия западные страны к союзнику по НАТО Турции никогда не испытывали и не поддерживали в критических ситуациях. Например, в период Кипрского кризиса 1974 года, они не торопилось встать на защиту турок-киприотов.

- C начала XXI века сотрудничество России и Турции в политическом, экономическом и культурном плане стало особенно быстро развиваться. Как Вы видите развитие российско-турецких отношений после неудавшегося путча?

О необходимости развитии всестороннего сотрудничества говорилось еще в опубликованной сразу в нескольких изданиях в апреле 2012 года моей статье «Россия и Турция в XXI веке: от многопланового стратегического партнерства к императиву евразийской интеграции». В ней в частности указывалось: «Важно преодолеть устаревшие стереотипы и штампы при историческом анализе российско-турецких противоречий и конфликтов. Современные исследования позволяют аргументировано утверждать: трагическое для народов России и Турции противостояние было обусловлены агрессивными планами держав, мечтающих об ослаблении и колонизации евразийского мира. Враждебные игроки обладали желанием сорвать российско-турецкий диалог, искусственно навязать странам образы естественных соперников и тем самым дестабилизировать евразийское пространство». Эта мысль особенно актуальна и ныне после трагического случая с российским самолетом Су-24 и гибели российского летчика.

В статье 2012 года подчеркивалось, что общие интересы России и Турции выдвигают сейчас на первый план императив интеграции. Интеграция России и Турции, обладающих ключевым геостратегическим положением в Евразии, способна изменить расстановку сил в мире, обернуться формированием качественно новой геополитической ситуации. Последовательное собирание евразийского пространства приведет к образованию полюса устойчивого развития, утверждению модели многополярной глобализации, реализуемой не вопреки, а благодаря культурному многообразию человечества. Прошло уже почти пять лет, как я написал об этом. Сегодня эти слова, как я полагаю, стали еще более значимы, чем тогда.

Нужно было избегать эскалации в отношениях между нашими странами и учитывать взаимные интересы при проведении внешнеполитических курсов России и Турции. Это также касалось и информационного фона взаимоотношений. Ведь с ноября 2015 года до июня 2016 года слишком много негатива было вылито в СМИ на голову россиян и турок. Некоторые радикальные политики, политологи и журналисты практически призывали к полному разрыву экономических и политических связей и усилению конфронтации с Турцией. Однако лидеры наших стран нашли разумный компромисс. И начался процесс восстановления отношений между Россией и Турцией. Надо идти вперед во всех возможных направлениях сотрудничества.

- Гейдар Мамедович, нам известно, что Вы являетесь последовательным сторонником развития российско-турецких культурных связей и инициатором проекта создания Тюрко-славянского университета.

- Недавно в одной из российских газет в своем интервью авторитетный специалист-тюрколог высказал мнение, что без России Турция не выстоит перед вызовами и угрозами XXI века и распадется как государство. Я задумался. А Россия выстоит перед этими же вызовами и угрозами без поддержки 20 процентов тюркоязычного населения в своей стране и без добрососедских отношений со странами, с которыми он имеет общую историю и общие границы от Черного моря до Китая включительно?

Россия и Турция это две страны – цивилизации и полюса единого евразийского мира. Без их взаимодействия невозможно достичь мира и согласия на евразийских просторах. Это две страны, которые не могут прожить друг без друга. У нас ощущается острый дефицит гуманитарной составляющей в наших отношениях. Недавние события показали, что нужно создание мощных совместных стратегически значимых гуманитарных площадок. Они должны стать не просто местами встреч, а площадками создания совместных проектов ученых обеих стран, представителей гражданского сообщества, экономических структур и всего спектра общественно-политических сил.

Славяно-греко-латинская академия, основанная в конце XVII века выходцами из Греции братьями Лихудами, была фактически отечественным прауниверситетом. Она дала большой стимул развития образовательным структурам в России. Это был тогдашний международный проект. Сегодня назрела необходимость создания такой образовательной и научной площадки для всего славяно-тюркского мира. И такой площадкой для славяно-тюркского мира может стать Смольный институт Российской академии образования, который выступает одним из инициаторов проекта создания международного Тюрко-славянского исследовательского университета.

Уже несколько лет территория Смольного института РАО выступает местом, где генерируются концепции развития евразийского мира, славянско-тюркского взаимодействия, российско-турецкого диалога. Представители экспертного сообщества Смольного института РАО занимаются как концептуальными разработками, так и принимают самое непосредственное участие в формировании гражданской дипломатии, ведут активную общественную деятельность, содействующую открытию новых горизонтов сотрудничества народов Евразии.

Из-за общего кризиса и образовательных систем, и гуманитарного знания необходима новая модель образования. Это концепция доступного образования, народного университета, университета народов. Образование должно служить народу, в данном случае целям и задачам развития и объединения народов. Надо, чтобы в результате выходили ответственные выпускники со стратегическим мышлением.

Гуманитарные площадки должны быть опорой, где политические круги и политическое руководство должны получать экспертные оценки.

В основу университета должна лечь целостная философия образования. Сегодня много говорят о диалоге цивилизаций, но он зримо не воплощен институционально в конкретных образовательных структурах. Принцип диалога цивилизаций должен получить очевидное воплощение в научно-образовательной системе.

Требуется разработка теоретических основ славяно-тюркского единства и его философии. Эти изыскания имеют научную основу. Например, размышления русского философа XIX века К.Н. Леонтьева – предтечи отечественного евразийства. Развивая его взгляды, отечественные ученые (П. Н. Савицкий, П. П. Сувчинский, Н. С. Трубецкой, Л. Н. Гумилев и другие) отмечали историческую общность судьбы славянских и тюркских народов, их открытость, взаимопроницаемость друг для друга. В результате глубокого анализа тюркской культуротворческой и государствообразующей деятельности, им удалось со всей очевидностью показать ее неоспоримое значение в деле созидания российской государственности, культуры и цивилизации, раскрыть тюркскую составляющую российского исторического процесса и идентичности. Евразийство исходило из идеи славяно-тюркского взаимодействия как основы стратегии евразийской интеграции.

- На сегодняшний день очень актуальными и востребованными являются новые исследования по этой тематике.

Да. На данный момент очень востребованы современные мыслители. Нужны гражданские философы, которые в публичном пространстве озвучивали бы философское обоснование темы славяно-тюркского единства. Необходимые новые Гумилевы, Леонтьевы, Трубецкие, Савицкие, Панарины. Есть потребность в гражданской философии, которая будет разработана в рамках университета. Мы также планируем готовить тюркологов. Будем работать с существующими образовательными структурами, в частности, с Международной Тюрко-славянской академией в Казахстане. Будем развивать программу по публичной философии и гражданской (народной) дипломатии. Ведь публичная философия это основание гражданской дипломатии.

- Не могли бы вы углубить Ваше видение современной перспективы взаимодействия тюркского мира и России (который, как известно, также является ее органической частью)?

- Во-первых, Россия сама является славяно-тюркской цивилизацией. Тюрки и славяне строили совместно единое великое цивилизационное пространство. Исторически и фактически ее населяют очень близкие по духовным, культурным, нравственным и религиозным ценностям народы (Татарстан, Башкортостан, Якутия, Северный Кавказ и так далее). В стране накоплен огромный опыт многовекового совместного проживания славянских и тюркских народов. Большинство соседей России - славяне и тюрки. Славянский и тюркский мир это сегодня почти 500 миллионов человек и одна пятая часть суши мира, а это уже сила. Евразийский союз в составе России, Белоруссии, Казахстана, Киргизии (возможно, в будущем Узбекистана, Туркменистана, Азербайджана) по сути, и есть славяно-тюркской мир.

Во-вторых, всему миру надо понять, что англо-саксонский мир никогда не откажется от принципа «разделяй и властвуй», и пока он обладает научно-техническим, интеллектуальным преимуществом и военной силой, он будет навязывать остальному миру такой порядок, при котором каждый должен подчиниться и работать на «золотой миллиард». С этой целью он организовывал и будет организовывать «цветные революции» (Грузия, Сербия, страны восточной Европы) и арабскую весну (Тунис, Ливия Египет), бомбардировки и военные вторжения (Югославия, Афганистан, Ирак, Сирия). В результате таких действий экономическая и социальная среда многих стран была разрушена и вызвана беспрецедентная волна беженцев в Европу.

В-третьих, Турции надо понять, что в Евросоюз ее не примут. Постоянно улучшая и развивая добрососедские отношения со всеми приграничными государствами, Турции надо идти в сторону в сторону Евразийского экономического союза и стать его полноправным членом.

В-четвертых, России надо понять, что она как одно из мощнейших государств мира может взять сегодня на себя ответственность за судьбу и претендовать на роль гаранта безопасности всего тюрко-славянского мира и создаваемого им Евразийского экономического союза.

В-пятых, надо понимать, что как вне России, так и внутри, есть мощные противники сближения наших стран, желающие видеть их конкурентами. Именно сегодня у нас есть уникальный шанс осуществить стратегию объединения усилий, и мы не должны его упустить.

Кооперация России и Турции - фундамент стратегической стабильности в Евразии.

- Какие еще шаги надо предпринять для развития славянских и тюркских отношений, взаимодействия России с тюркским миром в целом?

- Стратегически необходимо создать новый формат сотрудничества представителей тюркских стран и регионов. Опираясь на тюркские республики России и Евразийский Союз, возможно, даже создать россиецентричный проект тюркского мира. Ведь Россия - федерация, в которой расположено множество тюркских республик. Так почему бы самой России не заняться интеграцией тюркского мира? Это было бы логично. Тюркский вопрос в интеграционном деле – это не только страны с тюркским большинством, но и страны с тюркским меньшинством, как, например, Китай, в котором проживают по официальным данным 11 млн. тюрков-уйгуров.

Россия в значительной степени тюркская страна, и она должна усилить в себе это начало, чтобы задавать вектор влияния, а не оставаться в позиции объекта влияния. Именно сегодня Россия должна заявить о себе как о полноценном игроке в тюркском мире и прилегающих регионах. Москва вполне способна стать значительным субъектом в тюркском мире. Вместе с Турцией и другими заинтересованными странами она могла бы, например, реализовать проект газопровода по дну Средиземного моря от месторождений газа в израильской морской экономической зоне к турецкому порту Джейхан.

Россия также может начать претендовать на лидерство в тюркском мире, как и Турция и Казахстан. У последнего много преимуществ. Казахстан довольно активно позиционирует себя как страну с не только сильным тюркским, но и славянским компонентом, и каких-либо острых проблем с отсутствием лояльности славянского населения там нет. Россия вполне может использовать опыт Турции и Казахстана.

У России самая большая территория расселения тюркского мира. У России множество республик с тюркским населением. У России созидательный, не утраченный опыт, совместного жизнестроения славян с тюркскими и нетюркскими народами внутри страны.

Россия и тюркский мир вместе это очень большая сила. Наличие такой силы дает основания, без оглядки на других, создавать новые (может быть, самые невероятные) партнерства, союзы, и находить интересы в регионе.

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им. Горчакова. 

Теги