Грузинский дипломат о ТС и Иране: Американский пряник

04 декабря 2013

О том, как Таможенный союз стал катализатором соглашения Тегерана и "шестерки" по иранской ядерной программе, и как оно изменит политическую карту мира, "Росбалту" рассказал дипломат и политолог Гамлет Чипашвили.

— Что реально прописано в Женевских договоренностях Тегерана и "шестерки" по ядерной программе Ирана?

— Тегеран и "шестерка", то есть главы МИД России, США, Китая, Великобритании, Франции и Германии, подписали документ, в соответствии с которыми Иран сократит работы в рамках ядерной программы – он понизит обогащение урана с нынешних 20% до 5%. Но, что самое главное, Иран официально получил благословление на мирный атом и обогащение урана: разумеется, в условиях полной транспарентности. Он впустит в свои лаборатории экспертов МАГАТЭ, включая совершенно закрытую ранее зону – Арак, где находятся объекты с так называемой "тяжелой водой", центрифуги и вообще база для получения атомной бомбы.

Кроме того, Иран сократит численность центрифуг и уничтожит определенное количество уже обогащенного урана, оставив себе ровно столько, сколько необходимо для нужд энергетики и медицины. Взамен США снимут часть финансовых санкций против Ирана, из-за которых страна теряла в год в среднем $400 миллиардов. Кстати, сразу после достижения договоренности между "шестеркой" и Тегераном США разморозили иранские счета на $8 млрд. Как заявил президент США Барак Обама, если Иран в течение полугода не выполнит взятых обязательств, санкции против него будут восстановлены и даже ужесточены. Полагаю, угрозы прозвучали для успокоения американских сенаторов и конгрессменов от Республиканской партии, выступающих против диалога с Ираном и считающих, что он всех обманет.

— А если и вправду обманет?

— Иран никого не обманет. Он несколько раз, еще в бытность Ахмадинеджада президентом внятно предлагал американцам договориться по ядерной программе, но они ничего не желали слушать. По сути, бывший иранский президент озвучивал те же предложения, на которые сейчас согласилась "шестерка". Разница была лишь в незначительных нюансах.

— Так что же изменилось? Почему все случилось вдруг, и именно сейчас?

— Полагаю, договоренность состоялась из-за того, что Иран выразил желание присоединиться к Таможенному союзу, а прежде – и к Шанхайской организации сотрудничества. Но ШОС, где Иран является наблюдателем, не пугал американцев, а вот Таможенный союз напугал. Думаю, что Россия и Китай допустили грубейшую ошибку, не приняв Иран в ШОС, в который, кстати, рвутся Индия и Пакистан, а сами США добиваются статуса наблюдателя в этой организации. Американцы привыкли к тому, что Москва и Пекин, дабы не портить отношений с Вашингтоном, не впускают Иран в Шанхайскую организацию. Но времена изменились.

В 2013 году обстановка накалилась на почве Сирии, где воюют иранские "Стражи исламской революции", а также "Хезболла", сунниты из разных стран, включая европейские, Россию и Грузию. На этом фоне активизировалась атака на Иран с бесконечными требованиями Израиля уничтожить иранские лаборатории по обогащению урана. Вот тогда-то многие страны и обернулись к Евразийскому союзу, что сильно задело американцев, вынудило их изменить политику в отношении Ирана и договариваться с новым президентом-либералом Роухани. Разумеется, категорически против ирано-американского диалога выступает Нетаньяху: если Иран и США найдут общий язык, Израиль для американцев отойдет на второй план. Тревожится и Саудовская Аравия – она не желает первенства Ирана в регионе и опасается фактора Сирии, требуя от Штатов не только бомбардировки этой страны, но и развязывания против нее войны на суше.

Причем саудовцы готовы взять на себя финансовое обеспечение военных действий. То есть саудовцы выступают одновременно против Сирии и Ирана. Вплоть до того, что король Саудовской Аравии Абдалла заявил: если Иран сделает атомную бомбу, это будет шиитская атомная бомба, и на нее саудовцы ответят суннитской атомной бомбой. Как выяснилось, саудовцы имеют договор с Пакистаном на ее изготовление – это информация просочилась по каналам ВВС. Как видим, против Ирана действуют два крайне опасных проамериканских игрока – Израиль и Саудовская Аравия, являющиеся, что интересно, злейшими врагами друг друга.

Неудивительно, что в такой сложной ситуации, отягощенной, к тому же, санкциями США и ООН, Иран решил податься в Таможенный союз и в ШОС, перекраивая, таким образом, сферы влияния в регионе. А это очень большой вызов для американцев.

Так что расширяющийся Таможенный союз простимулировал достижение соглашения по иранской ядерной программе, что, в свою очередь, означает начало новой эры не только на Ближнем Востоке, но и в мировом развитии. Если договоренность Тегерана и "шестерки" будет выполнена в течение полугода, США активно займутся нормализацией двусторонних отношений с Ираном, вплоть до установления с ним дипотношений и развития в Иране гражданского сектора, лоббирующего американские интересы. В Иране, кстати, и сейчас много неправительственных организаций. И я не удивлюсь, если не в столь отдаленной перспективе американцы захотят военного сотрудничества с Ираном. Разумеется, этому будут сопротивляться не только Израиль и Саудовская Аравия, но и Объединенные Арабские Эмираты с Катаром, поскольку для США они уже не будут представлять особую ценность. Очень серьезно, но в ином аспекте, придется задуматься также России и Китаю.

— Трудно представить себе проамериканский Иран.

— Именно таким он был до 1979 года, при шахе. Иранской исламской революции – ровно 35 лет. Для истории это не срок. Сейчас американцы считаю Иран врагом номер один, а иранцы считают Америку сатаной номер один. Конечно, завоевания исламской революции иранский народ не сдаст быстро и просто, но в среднесрочной перспективе все еще может измениться. В команде Обамы нет ни одного человека, который бы не думал, в связи с Ираном, об, условно говоря, завтрашнем дне. Теория Бжезинского об огромном значении влияния на Каспии и в Центральной Азии для американцев остается в силе, и от ее практического выражения они не отступятся.

— Но, судя по последним событиям и по намерению Киргизии и Туркмении вступить в Таможенный союз, американцам приходится уходить из Центральной Азии.

— Это иллюзия. Начнем с того, что американцы не собираются окончательно уходить из Афганистана, граничащего с Центрально-Азиатским регионом: они оставляют там свой воинский контингент численность в 10-15 тысяч человек. И, думаю, военная база "Манас" в Киргизии тоже в итоге достанется американцам – об этом позаботятся Турция и президент Киргизии. То есть "Манас" станет гражданским хабом Турции, но распоряжаться им будут американцы. Достаточно сказать, что бизнес президента Атамбаева и спикера киргизского парламента находятся в Турции, являющейся правой рукой НАТО и США в этом регионе. Кроме того, в Бишкеке строится огромное американское посольство, кадровое и техническое обеспечение которого позволит отслеживать радарами весь регион.

Словом, американцы сейчас попытаются вскружить голову Ирану, хотя в Вашингтоне есть понимание того, что быстрого успеха не будет, и настать он может лет через 5 – 10.

— Что должна сделать Россия для того, чтобы Иран не стал оглядываться на США, вступил в итоге в Таможенный союз и остался в сфере российского влияния?

— Таможенный союз при его расширении до Евразийского с участием Ирана, Сирии, Индии и других весьма серьезных политических игроков можно считать очень серьезной внешнеполитической победой Путина. В некотором роде она уже налицо – никто не прогнозировал отказ Армении и Украины об Ассоциированном членстве с Европейским союзом. Я еще раз повторю, что Россия допустила грубейшую ошибку, не приняв Иран в ШОС. Но это не единственная ее ошибка – Ирану, в бытность президентом РФ Дмитрия Медведева, в угоду перезагрузке с США, было отказано в ракетном комплексе С-300. Кроме того, одно время российские телеканалы тиражировали весьма нелицеприятные сюжеты об Иране, делая акцент на агрессивности этой страны. России следует поменять политику в отношении Ирана: если он, грубо говоря, отойдет Америке, Москве понадобятся миллиарды для размещения ПРО на своих южных границах.

Кроме того, потеряв Иран, Россия лишится одного из импортеров своего оружия – пусть не такого крупного, как, скажем, Индия, но все же. Нишу атомной энергетики в Иране вместо России тоже могут занять США – хотя бы на демпинге. И вообще отвоевывать еще не ушедший от России Иран необходимо с учетом его огромного влияния на мировое шиитское движение – от этого зависит стабильность как минимум в Закавказье, на Северном Кавказе и в Центральной Азии, то есть на территориях влияния России.

Словом, Иран сейчас надо не отталкивать, а притягивать – помимо вышеперечисленного, это образованная страна с 80-миллионным населением, имеющая мощный нефтегазовый потенциал и развитую экономику.

Беседовала Ирина Джорбенадзе

РОСБАЛТ – для Фонда им. Горчакова.

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им. Горчакова. 

Теги