Изборский клуб: Горчаковские чтения в Челябинске станут регулярными

30 мая 2017

Какие опасности сегодня накапливаются в Средней Азии и чем они могут аукнуться для нас? На каком уровне находятся взаимоотношения Челябинской области с азиатскими соседями и можем ли мы быть в стороне от происходящих процессов? Об этом корреспондент "Вечернего Челябинска" беседует с представителем Уральского отделения Изборского клуба в Челябинске Андреем Болдыревым.

- Андрей Валентинович, наш разговор проходит по еще не остывшим следам Горчаковских чтений, недавно состоявшихся в нашем городе впервые. Инициаторами их проведения выступили Уральское отделение Изборского клуба и движение "За возрождение Урала" и были поддержаны Фондом поддержки публичной дипломатии имени А. М. Горчакова. В чем актуальность этого мероприятия?

- Давайте просто посчитаем. От приграничного Троицка до Челябинска – 100 километров по прямой, 150 километров – по трассе. Это пять часов хода танковой колонны. Сейчас Казахстан к нам относительно лоялен. Но как делаются цветные революции, мы видим прекрасно. А если посмотреть чуть-чуть вниз по карте, выходим на Сирию. Дальше – Афганистан, где всегда сидели англосаксы, имевшие свои интересы в Средней Азии. Из этих стран – прямой путь на Урал. Анализировать ли нам ситуацию? Заниматься ли нам этим? Нас особо и не спрашивают. Нас вынуждают этим заниматься. Удачно сложилось, что в Узбекистане смена власти прошла спокойно, что нынешнее руководство этой страны в нормальных отношениях с Россией. Но это не повод расслабляться.

Напротив, появляется необходимость в актуализации среднеазиатского направления. Есть здесь и позитивный для нас аспект. Челябинская область находится на пересечении экономических, культурных и многих других путей. Вспомним историю. Откуда в начале XIX века, во времена Горчакова, русские пошли в Среднюю Азию? Они пошли с Урала. Более того, обратите внимание, мы занимались металлом, пушниной, нас интересовали лес, горы. Степи мы не трогали. От степей мы, наоборот, держали оборонительную линию. Затем с целью предотвращения набегов начали активно решать среднеазиатский вопрос и в конце концов столкнулись со своим заклятым другом – Британией. С англичанами у нас происходили в прямом смысле боевые столкновения.

Таким образом, Средняя Азия – регион, с которым мы постоянно будем иметь дело. Там угрозы, там возможности, там сотрудничество, там наши огромные культурные связи. И от этого нам никуда не деться. Усиление внимания, усиление присутствия, в том числе дипломатического, на среднеазиатском направлении, на мой взгляд, одна из главных задач как на федеральном, так и на местном уровне. Отсюда, а не от Москвы, – 150 километров до границы.

- Если требуется усиление, получается, сегодняшних усилий недостаточно? Попытки сотрудничать с азиатскими партнерами в разных сферах не приносят желаемых плодов?

- Можно сказать, сегодня мы имеем ситуацию интересную, сложную, когда во многом каждый отыгрывает свою игру. Последний знаковый пример – история с переходом Казахстана на латиницу. Заявлено однозначно: кириллицей там пользоваться перестанут. Не побоюсь сказать, что это определенный вызов России.

- Чем может быть чреват этот переход?

- Существует мнение, и я готов с ним согласиться, что этот процесс может повлечь исход русскоязычного населения из Казахстана. С другой стороны, переход на латиницу потребует серьезных финансовых вложений от самого государства. Не стоит забывать: у латиницы тоже есть собственники, как есть они у любого интеллектуального продукта. И скорее всего, рано или поздно Казахстану такой счет предъявят. А ведь когда речь идет об интеллектуальных продуктах такого уровня, возникают цифры, которые превосходят бюджеты отдельных стран. Либо расчет может проходить каким-то иным путем. Он не обязательно будет явным, не обязательно будет выражаться в денежном эквиваленте. Но расчет будет. В любом случае этот шаг затронул достаточно серьезные колесики в мировой системе, пришедшие в движение. И куда они приведут - вопрос интересный.

Если в целом, пока России удается держать равновесие в регионе, локализовать конфликтную зону одной Сирией. И хорошо бы, чтобы это получалось и дальше.

- Андрей Валентинович, о чем конкретно был ваш доклад на Горчаковских чтениях?

- Как раз таки о Средней Азии как о зоне глобальной конкуренции. Опять же вспомним о наших военных походах в регион в XIX веке, когда мы столкнулись с англичанами. Но ведь и коренное население… Те же туркмены, которые жили набегами, беспокоили соседей. Да и джунгары – не такое уж и далекое прошлое. А рядом – Китай, Индия, Афганистан. Но хочу подчеркнуть, что русские, придя в Среднюю Азию, сумели так себя повести, что в регионе наступил мир. Каким-то образом бандитов утихомирили, кому-то дали возможность торговать. Русская дипломатия все-таки была направлена на созидание. Да и наши купцы грамотно учитывали местный менталитет, поставляя ситцы и чайники с цветочками. У англичан же хватило ума поставлять конскую упряжь из свиной кожи! Другой пример: если русское правительство кого-то из местных выдающихся деятелей награждало орденом империи (а все ордена империи были в честь православных святых), то, уважая ислам, вручали орден с изображением двуглавого орла.

- Вы говорите о нашем знании восточного менталитета, почтении к культурным традициям. Сегодня представители регионального правительства признают, что еще нужно, образно говоря, не менее 200 рукопожатий, чтобы сблизиться с Азией. Видимо, взаимопонимание при налаживании экономических связей немного хромает?

- Наша торговля со Средней Азией, Китаем, Индией складывалась исторически. Однако в XX веке на рынки хлынула нефть. И сейчас, если смотреть на примере Казахстана, ситуация выглядит для нас серьезной. Более 20% казахстанской нефтяной промышленности в той или иной степени контролирует Китай. Еще 40% - Запад. Какую-то часть контролирует сам Казахстан. Россия ("Лукойл") – менее 9%. Вот факт глобальной конкуренции. Не нужно сбрасывать со счетов и конкуренцию идеологическую. Организация Freedom House, нравится нам или нет, пытается осваивать Среднюю Азию, проводя западную либеральную идеологию. Китай тоже выступает со своей внешней политикой. А с чем выступаем мы? Патриотизм – это правильно, но это для внутреннего потребления. Каким образом, имея идеологию для внутреннего потребления, конкурировать с заведомо агрессивной, ориентированной вовне? Здесь и кроется наше слабое место.

- Андрей Валентинович, Горчаковские чтения могут внести свою лепту в ответ на вопрос: что делать? Учитывает ли Уральское отделение Изборского клуба евразийский аспект?

- Горчаковские чтения в Челябинске были не последними. Как минимум они будут проводиться в рамках научных семинаров. Между тем стоит задача разрабатывать это направление на концептуальном уровне. Есть идея создания дополнительного центра координации дипломатической активности на Южном Урале, то есть в непосредственной близости от среднеазиатского региона. Что касается евразийства, сложно сказать, как работать с этой идеологией в рамках БРИКС, например, применительно к Бразилии.

Однако замечу, что сегодня все более актуализируется теория Хартленда – исторической крепости народов суши, сердцевинной земли. Фактически это Аркаим. Дело в том, что развивается сухопутный транспорт. Простая арифметика показывает, что путь из Пекина в Лиссабон занимает в три раза меньше времени по сухопутью, чем по морю, даже если через Суэцкий канал. И теперь те, кто контролирует море, теряют свое влияние и в военном, и в экономическом плане. А значит, будут терять и в политическом. Поэтому актуальность Челябинской области, которая как раз здесь и находится, на Хартленде, возрастает на уровне глобальных величин.

Беседовал Александр Патритеев.

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им. Горчакова. 

Теги