От региональных групп к глобальному развитию: о чем поспорят на АТЭС

18 ноября 2015

Региональная интеграция и всеобъемлющее развитие заявлены в качестве основных тем для дискуссии на стартующем в среду на Филиппинах саммите Азиатско-Тихоокеанского экономического партнерства.

АТЭС позиционирует себя как объединение, программной целью которого является создание в регионе системы свободной и открытой торгово-инвестиционной деятельности. Решать эту задачу предлагается путем принятия согласованных мер по созданию благоприятной институциональной среды на региональном и национальном уровнях.

Однако в последнее время в Азиатско-Тихоокеанском регионе набирают силу новые торговые партнерства, которые рождают все больше споров о прозрачности их создания и сомнений в том, что они работают на развитие глобальной экономики, а не создают дополнительные барьеры и риски. Эта тема, безусловно, станет частью большой дискуссии лидеров экономик АТЭС, в которой страны попытаются подтвердить свою ведущую роль в том или ином объединении.

По мнению российской стороны, стратегической целью должно стать не столько увеличение числа зон свободной торговли, сколько повышение роли АТЭС в качестве координатора различных интеграционных инициатив, направленных на формирование в регионе общего, открытого и недискриминационного рынка, свободного от блоковых барьеров.

Наследие саммита-2014

О рисках параллельного существования множества региональных торговых соглашений лидеры экономик АТЭС всерьез задумались на саммите в Пекине в 2014 году. В итоговой декларации они тогда отмечали, что распространение таких объединений привело к образованию "запутанного клубка" несовпадающих торговых режимов, превратившегося в новый комплекс вызовов для региональной экономической интеграции и ведения бизнеса.

Для решения этой проблемы был предложено содействовать продвижению к Азиатско-Тихоокеанской зоне свободной торговли (АТЗСТ). Была принята специальная дорожная карта, призванная минимизировать любые негативные последствия распространения пересекающихся более узких соглашений.

Лидеры экономик АТЭС договорились способствовать ускорению либерализации торговли и упрощения торговых процедур "на границе", улучшению предпринимательского климата "в пределах национальных границ" и усилению региональной взаимосвязанности "через границу". Эта работа должна включать инициативы по таким вопросам, как инвестирование, сфера услуг, электронная торговля, правила определения страны происхождения, взаимосвязанность цепочек поставок, таможенное сотрудничество, экологические товары и услуги, надлежащие регулятивные практики.

Было решено проанализировать потенциальные социально-экономические выгоды и издержки от создания АТЗСТ, оценить последствия "запутанного клубка" различных торговых союзов и объединений и определить трудности, с которыми могут столкнуться экономики при создании АТЗСТ.

Окончательные предложения, выработанные на основе консенсуса, должны быть представлены на рассмотрение министров и лидеров к концу 2016 года. Но промежуточные итоги достигнутых договоренностей могут быть подведены и на саммите в Маниле.

США — Китай

Многие эксперты отмечают, что в АТР сейчас идет конкуренция между двумя мощными группами, пытающимися создать режим свободной торговли. Первое из них — это Транс-Тихоокеанское партнерство, возглавляемое США — объединение, охватывающее торговлю не только товарами, но и услугами, а также интеллектуальными правами.

Соглашение о ТТП было заключено 5 октября между 12 странами — это США, Канада и Мексика в Северной Америке, Перу и Чили в Южной, Япония, Малайзия, Бруней, Сингапур и Вьетнам в Азии, а также Австралия и Новая Зеландия. Комментируя создание ТТП, президент США Барак Обама заявлял, что это партнерство — своего рода ответ на рост экономического влияния Китая. Транс-Тихоокеанское партнерство намерено этому противодействовать.

Вторая группа стран во главе с самим Китаем ведет переговоры по созданию Всеобъемлющего регионального экономического партнерства с не столь глубокой либерализацией торговли. На официальном уровне идея создать ВРЭП была озвучена в 2011 году, и уже в 2012 году было объявлено о начале переговоров. ВРЭП включает десять стран АСЕАН и шесть их партнеров по свободной торговле — Австралию, Индию, Китай, Новую Зеландию, Южную Корею и Японию.

Эти две альтернативные модели региональной экономической интеграции могут действовать параллельно, ряд стран могут быть членами сразу двух объединений. Однако эксперты отмечают, что интеграционные процессы могут пойти по одному из этих двух путей, что приведет к укреплению позиций либо США, либо Китая в регионе.

Вызовы для России и ЕАЭС

В рамках своего председательства в АТЭС в 2012 году и далее Россия активно продвигает идеи укрепления энергетической и продовольственной безопасности, развития транспортной инфраструктуры и инноваций, диверсификации маршрутов торговых поставок, а также борьбы с коррупцией.

В сложившихся экономических условиях страна делает серьезную ставку на Азиатско-Тихоокеанский регион. Но при этом Москва особо акцентирует внимание на необходимости уважения интересов всех региональных интеграционных проектов, в том числе создаваемого при ее лидерстве Евразийского экономического союза.

По мнению президента России Владимира Путина, длительное время движущей силой экономического роста в АТР и других регионах мира была торговля. Однако теперь стало очевидно, что нужны дополнительные договоренности — охватывающие услуги, инвестиции, нетарифные барьеры, конкурентную политику и субсидии.

Примером прозрачного партнерства Путин считает договоренности о сопряжении ЕАЭС с китайской инициативой "Экономического пояса Шелкового пути". "Реализация этого проекта позволит "расширить" целый ряд "узких мест" в области транспортной инфраструктуры, регулирования трансграничного движения товаров и услуг, придаст серьезный импульс интеграции экономик АТЭС", — заявлял российский президент.

Однако, по мнению ряда экспертов, перед ЕАЭС и проектом Шелкового пути стоит целый ряд вызовов, в числе которых отсутствие плотной координации и разная структура экономик. Существует также риск того, что партнерство между ЕАЭС и ЭПШП может свестись к целому набору двусторонних проектов между Пекином и странами союза.

Определенным вызовом является и возможность создания зоны свободной торговли между ЕАЭС и Китаем. Евразийская экономическая комиссия, наднациональный орган ЕАЭС, уже получила мандат на проведение соответствующих переговоров. Однако между странами-членами пока нет консенсуса по этому вопросу — поскольку есть риск, что открытие внутренних рынков ЕАЭС фактически уничтожит местную промышленность из-за неравной конкуренции с предприятиями Китая.

Манильская повестка

Однако не только поиск компромисса между деятельностью различных региональных экономических объединений будет частью дискуссии на саммите АТЭС в Маниле.

Речь также пойдет о проблемах глобальной и национальных экономик, о выработке мер, способных стать эффективным ответом на такие экономические вызовы, как увеличивающийся разрыв в уровне доходов различных групп стран и слоев населения, сбои в хозяйственной деятельности при природных катаклизмах, ослабление продовольственной безопасности.

Лидеры экономик АТЭС отдельно остановятся на содействии выходу микро-, малого и среднего предпринимательства на международные рынки, поощрении торговли услугами, стабилизации финансовой ситуации в регионе.

Отдельное внимание будет уделено поддержке многосторонней торговой системы ВТО, а также выработке общих подходов к актуальным региональным и глобальным проблемам.

Накануне саммита состоялась встреча министров экономики и торговли АТЭС. Российский министр Алексей Улюкаев сообщил, что в рамках саммита планируется подписать соглашение о создании межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству между Россией и Филиппинами. Создание зоны свободной торговли между двумя странами пока не рассматривается.

Источник – РИА "Новости".

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им. Горчакова. 

Теги