Павел Прилепский: Ждет ли мир ухудшение американо-китайских отношений?

02 ноября 2015

Внимание мировой общественности сегодня приковано к событиям, происходящим вокруг Сирии. Между тем, градус напряжения в Южно-Китайском море совсем не снижается.

Об этом пишет Павел Прилепский (Государственный академический университет гуманитарных наук):

"Так, 27 октября американский эсминец USS Lassen был замечен в 12-мильной акватории китайских искусственных островов в Южно-Китайском море. Вояж эсминца удостоился внимания министра иностранных дел КНР Ван И, который предупредил американцев и посоветовал "думать дважды", прежде чем совершать подобные заходы.

Такого рода провокации вряд ли приведут мир к военному столкновению двух ведущих экономик планеты, однако явно не способствуют "потеплению" в регионе.

Торговать нельзя воевать

Специфика развития КНР после реформ Дэн Сяопина оставляет Пекину право стратегического выбора – по какому конкретно пути страна будет двигаться далее. Либо это дальнейшая постепенная модернизация и вхождение в статусе относительно развитой "периферии" в клуб западных держав (тайваньская модель), либо же формирование собственной региональной зоны влияния и постепенный переход мировой системы к биполярному противостоянию, причем не обязательно конфронтационного типа.

Официальные документы и программы КПК не дают четкого ответа на этот вопрос. Более того, различные политические группировки в КНР по-разному смотрят на развитие страны. Пока общим для всех внутрипартийных группировок остается следование заветам Дэна Сяопина. В партийных верхах КПК существует понимание, что при сегодняшнем технологическом уровне КНР невозможно создать жизнеспособную закрытую региональную зону. В подтверждение этому можно рассматривать арест Бо Силая, популярного политика в КНР, оперировавшего крайне левой политической риторикой.

От панды к дракону

При новом лидере КНР внешняя политика Китая все более склоняется ко второму варианту. Одним из важнейших факторов для подобного изменения стала внутренняя повестка. В китайском социуме, после реформ Дэн Сяопина, национализму с каждым годом придается все большое значение.

Новым этапом развития национализма стал приход Си Цзиньпина. В риторике Си еще до официального вступления в должность появлялись слова о "возрождении великой китайской нации", а несколько позже и о "китайской мечте".

И это был еще один важный шаг в эволюции китайского национализма, который все еще уживается с коммунистической идеологией. Дальнейшее становление национализма в самой крупной стране региона, имеющей территориальные споры почти со всеми соседями, а также мощный пул хуацяо (зарубежных китайцев), может серьезно поменять ситуацию в регионе.

Второе наиболее важное внутреннее изменение, которое окажет серьезное влияние как минимум в среднесрочной перспективе, в стране все больший политический вес набирают военные. Известно, что Си близок к армейским кругам. В начале своей карьеры он был одним из секретарей секретариата Госсовета и Центрального военного совета, а несколько позже – и секретарем министра обороны. Жена Си – Пэн Лиюань – генерал майор НОАК, что говорит само за себя.

Сама внешняя политика при Си претерпела много важных изменений. Судя по всему, уменьшается роль "мягкой силы", ставка будет делаться на более агрессивную модель. В частности, 25 сентября 2015 года в Куала-Лумпуре посол КНР в Малайзии Хуан Хуйэкан выступил перед прокитайскими протестующими и заверил о готовности их поддержки, если их права будут нарушены.

К тому же в новой Белой Книге национальной обороны КНР вводится понятие "активная оборона", чего не было при Ху Цзиньтао с его конфунцианским "гармоничным миром". Также запомнилось яркое видео про новый образ китайской армии, опубликованное перед парадом победы в Пекине. В нем доблестные китайские вооруженные силы отбивают нападение врага и топят авианосную группу, а в финале высаживают десант на некий остров и поднимают флаг КНР. У какой страны в регионе есть авианосная группа и какой это может быть остров, догадаться совсем не тяжело.

Кроме того, активизировались споры в Южно-Китайском море вокруг ряда островов. Военные КНР заходят в спорные воды уже на боевых судах, чего ранее не наблюдалось. Рядом со спорными территориями строятся насыпные базы двойного назначения. Проводится модернизация океанского флота, появляются вполне реальные проекты плавучих островов.

Транстихоокеанское партнерство

Подписание соглашения о Транстихоокеанском партнерстве только добавит противоречий Вашингтону и Пекину. Американцы, объявившие при администрации Обамы о своих тихоокеанских амбициях, предоставили Азиатско-Тихоокеанскому региону серьезный экономический проект. Тем самым они исправляют ошибки, допущенные предыдущими двумя президентами, которые делали упор на военно-политическое сотрудничество.

Отсутствие серьезного экономического проекта и гарантии безопасности от США позволили странам Юго-Восточной Азии без опасений развивать торгово-экономические отношения с Китаем. Это позволило Пекину ускорить строительство зоны "тесного взаимодействия" путем создания зон свободной торговли и проторегиональной архитектуры – проектов от юаневой валютной зоны до Азиатского банка инфраструктурных инвестиций.

Отказ МВФ (против выступили США и Япония) включить юань в корзину резервных валют стало неприятной вестью для КНР. Практически двадцать лет Китай вел себя как "ответственный акционер", укрепляя национальную валюту. 11 августа 2015 года, когда уже решение по юаню было очевидно, власти КНР провели девальвацию юаня. В Вашингтоне девальвацию встретили ожидаемо негативно.

Это решение МВФ, скорее всего, приведет к победе сторонников линии Си Цзиньпина, которые выступают за построение региональной юаневой зоны, над главой народного банка Китая – Чжоу Сяочуаня (относится к шанхайцам), который отстаивает курс на включение юаня в корзину резервных валют. На фоне этого противостояния 10 августа 2015 года вышла статья в главном печатном органе страны "Жэньминь Жибао" – "Человек уходит, чай остывает", которая адресована тем, кто "уходит на пенсию и не отдыхает", очевидно намекая на лидера шанхайской группировки Цзянь Цзэминя.

Усиление группы Си, при всем вышеперечисленном, может придать большее значение курсу на создание собственного регионального блока. Это не значит, что отношения между Пекином и Вашингтоном перейдут в стадию конфронтации. Скорее в Пекине поймут, что на данном этапе направление на построение взаимовыгодной интеграции малореалистично. При этом КНР не отказывается от такой возможности. Руководство страны будет работать во всех направлениях, о чем, как минимум, свидетельствует сдержанная реакция официального Пекина на подписание договора о Транстихоокеанском партнерстве. И это при всех тех косвенных и прямых потерях, которые может понести КНР после вступления ТТП в силу.

Впереди Тайвань

В 2016 году на президентских выборах в Тайване с большой вероятностью может победить лидер от Демократической Прогрессивной Партии Цай Иньвей. Ее партия уже уверенно выиграла парламентские выбор, и вероятнее всего, она будет избрана новым лидером Тайваня.

Основная проблема здесь, очевидно, не в поле кандидата, а в том, что ДПП придерживается риторики о формировании тайваньской нации и создании Республики Тайвань, отдельной от КНР.

Тяжело предсказать, как именно отреагирует официальный Пекин, но отношениям между КНР и США эти события вряд ли добавят оптимистичности.

Историческая роль

Ныне покойный премьер-министр Сингапура Ли Куан Ю, выступая на совместном заседании палат конгресса США в 1987 году, подчеркивал, что если "государству, находящемуся на подъеме, обладающему избытком энергии, не позволяют экспортировать товары и услуги, то для него единственной альтернативой становится территориальная экспансия, захват территорий, населения и их интеграции в состав более крупной экономической системы. Если блокировать торговлю товарами и услугами, Китаю придется вернуться к использованию своего исторического опыта захвата и поглощения небольших воюющих княжеств".

Создание новых вызовов для КНР со стороны США при сегодняшней неспособности решить уже имеющийся ряд проблем, дает нам право говорить о продолжении ползучей эскалации в регионе.

Японская империя начала боевые действия против США не спонтанно, а после ряда требований со стороны тогдашнего госсекретаря США отказаться от многих территориальных приобретений Японии в Юго-Восточной Азии. Сегодня при исчерпавшей себя модели роста китайской экономики и ее перестройки попытки ограничить и приструнить дракона могут обернуться печальными последствиями".

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им. Горчакова. 

Теги