Политологи: Рецепты перестройки уже неактуальны для внешней политики

11 марта 2015

Политологи сходятся во мнении, что избрание Михаила Горбачева на высший партийный пост в Советском союзе 30 лет назад было логично и необходимо. Страна нуждалась в реформах, и его идеи были восприняты на ура, но команда Горбачева недооценила глубину кризиса, так что четкой программы реформ сформулировать не удалось.

В том числе советские реформаторы не осознавали всей значимости геополитических факторов, важность которых со временем стала очевидна — поэтому опыт перестройки во внешней политике сейчас едва ли применим, считают эксперты.

Горбачев 11 марта 1985 года, три десятилетия назад, был избран генеральным секретарем центрального комитета КПСС.

Большие надежды

Доцент факультета госуправления президентской Академии народного хозяйства и госслужбы Сергей Беспалов объяснил РИА Новости, что — учитывая ситуацию, сложившуюся в СССР в начале 1985 года — избрание Горбачева генсеком было вполне логично и закономерно. По мнению эксперта, у нового генсекретаря было понимание того, что страна погружается в экономический кризис, партийно-государственная система управления становится все менее эффективной и необходимы реформы. Однако глубину кризиса ни сам Горбачев, ни его окружение, видимо, до конца не понимали, считает Беспалов.

Первые же попытки преобразований — переход к гласности в общественной жизни, заявления о необходимости ускорения в экономике, достаточно активная ротация партийных руководителей на разных уровнях — вызвали пробуждение общественной активности, что спровоцировало целую волну последующих преобразований, четкого плана которых не было, пояснил эксперт.

"И где-то начиная с 1988-89 годов события начинают принимать совершенно неуправляемый характер — и Горбачев, и его соратники теряют контроль над развитием ситуации. Реформы, конечно, были необходимы — все это понимали, но глубина кризиса недооценивалась, и в связи с этим продуманной четкой программы реформ сформулировать не удалось", — сказал Беспалов.

Гендиректор Центра политической информации Алексей Мухин согласился, что идеи Горбачева поначалу были восприняты с энтузиазмом.

"Идеи, которые провозглашал в свое время Михаил Горбачев, были восприняты на ура. Они, действительно, были глотком воздуха в той затхлой атмосфере исхода Холодной войны, но реализованы они были скверно и в ущерб прежнему Советскому союзу и нынешней России", — сказал он РИА Новости.

Возврат к идеям перестройки

Беспалов напомнил, что одной из важных составляющих перестройки была попытка изменить отношения с Западом — провозглашенный Горбачевым курс был назван "новое политическое мышление". Беспалов напомнил, что до сих пор продолжаются дискуссии — была ли это попытка снизить бремя гонки вооружений, желание смягчить напряженность в международных отношениях и снять угрозу ядерной войны, стремление через изменение внешней политики придать дополнительный импульс процессам обновления внутри СССР.

Эта политика достигла многих целей — начался процесс разоружения, налицо было потепление международных отношений, но Горбачев и его соратники при этом недооценивали значение традиционных геополитических факторов, сказал эксперт.

"Поэтому, безусловно, от изменения характера отношений между СССР и Западом, от распада Восточного блока, выиграл, конечно, Запад, и прежде всего Соединенные Штаты, где до сих пор существует представление о том, что это они вынудили советское руководство пойти на все эти преобразования и таким образом они выиграли Холодную войну, а не Советский союз вышел из нее, закончив ее, по сути, в одностороннем порядке", — считает Беспалов.

В этой связи, обращение к опыту именно перестройки для изменения характера нынешних международных отношений, едва ли было бы удачным, полагает эксперт. "Сейчас, конечно, руководством России значимость геополитических факторов в международных отношениях в полной мере осознается. Но то, что ситуация стала снова достаточно опасной — это факт совершенно очевидный. Какие-то рецепты для изменения этих отношений нужны, но почерпнуть эти рецепты в истории времен перестройки, я думаю, едва ли возможно", — считает он.

По словам Мухина, идея "общеевропейского дома", реализованная по инициативе США, привела к ослаблению связей между европейскими странами и даже к некоторой конфронтации среди них. В частности, создание ЕС, в котором непосредственное участие принимали Соединенные штаты, породило глобальный конфликт между так называемыми старыми европейскими странами и младоевропейцами — представителями стран восточной и северной Европы, сказал политолог. Последние, по словам Мухина, "очень активно отстаивают не свою национальную повестку дня, а интересы США в европейском доме, чем наводят большой переполох и панику с учетом перспектив развития Евросоюза".

"Поэтому идеи и исторический опыт, конечно, нужно учитывать и воспринимать, но реализовывать их с крайней осторожностью, просчитывая результаты. Я думаю, что Михаил Сергеевич Горбачев прекрасно это понимает сейчас на склоне лет (Горбачеву 84)", — добавил эксперт.

Перезагрузка тогда и сейчас

По мнению Беспалова, предыдущая попытка "перезагрузки" отношений России и США и символическое нажатие красной кнопки, давшее старт этой перезагрузке, (2009) совершенно несопоставимо с падением Берлинской стены (1989) — своего рода символом окончания Холодной войны.

"События эти несопоставимы по своему значению — как для каждой из сторон, так и для международных отношений в целом. Если падение Берлинской стены знаменовало собой действительно переход международных отношений в новое качество, крушение, по сути двухполюсного мира и переход к американской гегемонии на последующие десятилетия, то попытка так называемой перезагрузки была, в общем-то, совершенно другим", — сказал Беспалов.

Он рассказал, что инициатором перезагрузки, насколько можно судить, был лично вновь избранный президент США Барак Обама, который надеялся, сохранив американское доминирование, в то же время изменить характер отношений с Россией, которые после двух сроков президентства Джорджа Буша-младшего были изрядно подпорчены, и попытаться каким-то образом встроить Россию в фарватер внешней политики США.

"По мере того, как стало очевидно, что эта политика не срабатывает, что эти надежды напрасны, в общем, и разговоры о перезагрузке сошли на нет", — сказал Беспалов и добавил, что в последний год резкое обострение отношений между Россией и Соединенными штатами объясняется не только объективными, но и личными субъективными факторами, в частности "обидой" американского президента на то, что Россия не восприняла эту его инициативу и не воспользовалась шансом.

"Американский президент внес в двусторонние отношения вот этот характер, позволю себе сказать, своей личной обиды на то, что Россия эту его попытку отклонила. На это наложилось много чего еще — конечно, и действия России, которые не позволили Соединенным штатам провести военную акцию в отношении Сирии, и особая обида Обамы на то, что Россия приютила у себя (экс-сотрудника американских спецслужб Эдварда) Сноудена, чего не сделала ни одна другая страна мира — это было им воспринято как явный вызов", — считает Беспалов.

По его мнению, об этой перезагрузке сейчас уже нужно забыть, и шансы на изменение международных отношений можно связывать, скорее не с американской политической элитой, а с Европой.

"В последние буквально недели, мы видим, как европейская политическая элита, европейские лидеры начинают все в большей степени осознавать, что американский курс на углубление кризиса в отношениях с Россией является достаточно опасным и достаточно губительным для Европы. И впервые за последние годы в отношениях с Россией европейские политики начали проявлять какие-то собственные инициативы, делать собственные шаги", — добавил эксперт.

Источник – РИА "Новости".

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им. Горчакова. 

Теги