The Diplomat о Центральной Азии: Мрачные перспективы в сфере безопасности?

06 декабря 2013

Американский интерес к региону ослабевает, и перспективы безопасности в Центральной Азии становятся в лучшем случае неопределенными.

Об этом пишет Георгий Волошин на страницах японского издания The Diplomat:

"Вашингтон готовится в будущем году вывести большую часть своих войск из Афганистана, и у соседних с ним стран Центральной Азии усиливается тревога по поводу собственной безопасности и стабильности на их южных рубежах. Из пяти бывших советских республик Таджикистан, который в настоящее время является самой бедной страной в регионе, поскольку более 38% его населения живет за установленной Всемирным банком чертой бедности, в наименьшей степени защищен от усиливающейся террористической угрозы со стороны Афганистана.

Ослабление безопасности

В конце сентября Министерство внутренних дел Таджикистана сообщило об аресте группы из десяти радикалов, предположительно связанных с "Аль-Каидой", которая организовала для них специальную военную подготовку в тайных лагерях на территории Афганистана и Пакистана. По данным таджикских спецслужб, они планировали осуществить крупномасштабные террористические акты против государственных учреждений и гражданского населения в столице страны Душанбе, сделав это в преддверии президентских выборов, которые состоялись 6 ноября. Спустя три недели на севере Таджикистана в самом центре Ферганской долины были задержаны трое членов экстремистской организации Исламское движение Узбекистана, которое запрещено во всех пяти странах Центральной Азии. Ферганская долина это особенно нестабильный регион, густо населенный таджиками, киргизами и узбеками.

Выступая на пресс-конференции в конце октября, Николай Бордюжа, занимающий пост генерального секретаря Организации Договора о коллективной безопасности (военно-политического блока во главе с Россией), заявил, что вывод иностранных войск из Афганистана может создать серьезную угрозу для безопасности Центральной Азии. Кроме того, по словам Бордюжи, сотни боевиков из Центральной Азии, которые сейчас воюют с правительственными войсками в Сирии, рано или поздно вернутся домой с той же самой целью: бороться с местными режимами и создавать на их обломках исламское государство. Таджикистан давно уже считается самым слабым членом ОДКБ, в наибольшей степени нуждающимся в военной помощи для выживания в столь неблагоприятной ситуации в регионе. Однако и другие государства все больше зависят от внешней помощи в вопросах обеспечения собственной безопасности.

Киргизия, охваченная хронической политической нестабильностью из-за слабого экономического роста и бесконечной борьбы за власть между ее северными и южными кланами, уже пережила две народные революции в 2005-м и 2010 годах. Экономика страны по-прежнему находится в застое, а политическая оппозиция активно стремится свергнуть власть, подтачивая ее авторитет внутри страны. В этих условиях в последнее время все чаще происходят аресты радикальных исламистов, особенно из рядов "Хизб ут-Тахрир" (Исламское движение Узбекистана). Вопреки этим тревожным тенденциям киргизские власти сдержали свое слово и 14 ноября уведомили американское посольство в Бишкеке, что намерены закрыть военный центр транзитного воздушного сообщения Манас, находящийся на территории бишкекского аэропорта. Он был открыт как аивабаза с началом антитеррористической кампании в Афганистане в 2001 году, и сейчас используется американскими военными и их союзниками для отправки домой из Афганистана личного состава и части боевой техники.

Хотя Узбекистан и Казахстан считаются более стабильными государствами, там ситуация в сфере безопасности тоже далека от идиллии. В ближайшем будущем им предстоит передача власти, поскольку узбекскому и казахстанскому президентам в будущем году исполнится 76 и 74 года соответственно. После терактов 1999 и 2004 годов, устроенных Исламским движением Узбекистана, Ташкенту в основном удалось изгнать эту экстремистскую организацию со своей территории.

Тем не менее, если предстоящая передача политической власти приведет к острой борьбе за влияние среди соперничающих кланов, и в результате там возникнет длительная нестабильность, то в Узбекистан может быстро вернуться доморощенный терроризм. В Казахстане в период с 2011 по 2012 год прокатилась волна терактов против местных служб безопасности, став большой неожиданностью для правящего режима и внезапно разрушив миф о том, что эта страна мирно становится опорой внутренней стабильности в Центральной Азии.

Меняющийся баланс сил

В таком все более хрупком контексте безопасности баланс сил между крупными региональными игроками, среди которых Россия, Китай и Соединенные Штаты, в последнее время начал меняться как никогда прежде. Несмотря на возникающие периодически слухи о том, что Вашингтон ведет неофициальные переговоры с некоторыми центральноазиатскими странами с целью переноса своего транзитного центра из Киргизии в другое место (в качестве возможных кандидатов часто называют Узбекистан и Таджикистан), пока по этому деликатному вопросу никакого соглашения не достигнуто. Сразу после начала военной кампании в Афганистане Узбекистан с готовностью согласился на размещение американской авиабазы в Карши-Ханабаде. Однако после побоища в Андижане в мае 2005 года он без колебаний выгнал оттуда американцев. В том случае Вашингтон и прочие западные столицы резко осудили узбекское правительство за жестокую расправу над сотнями предположительно безоружных демонстрантов в этом городе, которых Ташкент обвинили в подстрекательстве к насилию при поддержке ряда экстремистских группировок.

В июне прошлого года Узбекистан вышел из состава ОДКБ, приняв новую внешнеполитическую стратегию, согласно которой страна не будет входить вообще ни в какие военные блоки. Он также явно воздерживается от восстановления тесного военного сотрудничества с США и НАТО. Что касается соседнего Таджикистана, то он недавно доказал несерьезность своих намерений в ходе многомесячного флирта с Вашингтоном, ратифицировав соглашение с Россией о военной базе, благодаря которому российские военнослужащие останутся на таджикской земле вплоть до 2042 года. Поскольку военное присутствие США в Центральной Азии в настоящее время быстро идет на убыль, Россия активизировала свою двустороннюю военную помощь странам этого региона. После визитов российского президента Владимира Путина в Бишкек и Душанбе в сентябре-октябре 2012 года близкие к Кремлю источники подтвердили готовность Москвы предоставить военную помощь Киргизии и Таджикистану на сумму 1,3 миллиарда долларов. Львиную долю этой помощи должна получить Киргизия (85%), однако Москва пообещала оказать дополнительное содействие Душанбе в обучении офицеров таджикской армии.

Перспективы 

Теперь, когда Вашингтон уже не считает Центральную Азию приоритетным регионом для своей внешней политики, поскольку выводит войска из Афганистана, отнимавшего у него слишком много внимания после 2001 года, нам предстоит увидеть, сумеет ли Россия взять на себя всю полноту ответственности за безопасность региона после 2014 года. Эта задача может существенно осложниться целым рядом факторов. Первый среди них это весьма неоднозначные отношения России с большинством местных режимов, которые после обретения независимости строят свой внутриполитический дискурс на отторжении советского наследия и геополитического господства Москвы.

Второй фактор – это сохраняющееся отсутствие Китая в делах безопасности Центральной Азии. Китай активно занимается межгосударственным сотрудничеством в рамках ШОС (Шанхайская организация сотрудничества), но эта многосторонняя структура, несмотря на ранние прогнозы, ни на шаг не приблизилась к тому, чтобы превратиться в местный эквивалент НАТО. На самом деле, Пекин до сих пор предпочитает пожинать плоды своего расширяющегося экономического сотрудничества со странами региона, особенно в энергетической сфере, а Россия выполняет всю грязную работу, обучая местные силы безопасности и думая о стабильности и спокойствии на местах.

В-третьих, сохраняется напряженность в отношениях между самими центральноазиатскими странами, что резко сокращает возможности для продуктивного сотрудничества в вопросах безопасности на всю обозримую перспективу – даже перед лицом усиливающейся террористической и экстремистской угрозы с юга. Отношения портят периодические пограничные инциденты в нестабильной Ферганской долине, неурегулированные споры из-за воды, грабительская торговая политика (например, в области поставок природного газа), а иногда и личная неприязнь на уровне руководства.

В своей совокупности эти три фактора создают довольно мрачную перспективу для Центральной Азии, во многом соответствуя той знаменитой характеристике, которую Збигнев Бжезинский дал этому региону в 1997 году, назвав его "евразийскими Балканами".

Георгий Волошин – активно публикующийся эксперт по России/СНГ, консультант, сотрудничающий с Джеймстаунским фондом (Jamestown Foundation) и Институтом Центральной Азии и Кавказа (Central Asia-Caucasus Institute) при Университете Джона Хопкинса.

Источник – ИноСМИ.

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им. Горчакова. 

Теги