The National Interest: Саммит Обамы и Путина в опасности

07 августа 2013

Усиливается давление на администрацию Обамы с требованием отменить двустороннюю встречу между президентами Бараком Обамой и Владимиром Путиным.

Об этом пишет Николас Гвоздев на страницах американского издания The National Interest:

"А сенатор-демократ Чарльз Шумер сейчас призывает американское правительство выступить с предложением о переносе предстоящего саммита "двадцатки" из Санкт-Петербурга в другое место. Учитывая то обстоятельство, что другие государства из состава Группы 20 вряд ли согласятся на такой перенос, а также принимая во внимание важность этой встречи для стабильности мировой экономики, президенту будет трудно бойкотировать саммит "двадцатки" или оскорбить других глав государств, направив на него вместо себя вице-президента либо госсекретаря. Так что поездка Обамы в Санкт-Петербург остается в графике, а вот судьба встречи с российским президентом с глазу на глаз повисла в воздухе. Дискуссия на полях саммита Группы 20 возможна, но она будет лишь временной мерой. 
Недовольства и обиды накапливаются. Решение России предоставить временное убежище бывшему сотруднику АНБ Эдварду Сноудену стало самым сильным раздражителем, но в отношениях России и США есть и другие проблемы – от продолжающееся российской поддержки Башара аль-Асада в Сирии до принятия новых жестких законов против гомосексуализма. Все это привело к возникновению коалиции невероятных союзников, которые обычно находятся по разные стороны на политическом поле сражения, но сейчас объединились, требуя "наказать" Россию. 
У российского правительства есть свои претензии. Решение предоставить Сноудену временное убежище отчасти было вызвано раздражением русских по поводу убежденности американцев в том, что требования американской системы правосудия необходимо выполнять, но Вашингтон при этом имеет полное право критиковать и ставить под сомнение действия российских судов и правоохранительных органов. Приняв "закон Магнитского" и составив соответствующий черный список, после чего члены конгресса стали требовать включения в него все новых российских официальных лиц, американские законодатели не должны удивляться тому, что правительство России не берет в расчет их критику. (А прежние заявления Шумера о том, что Россия это "союзница", которая отказывается оказать США услугу и вернуть Сноудена, наверняка заставили многих в Кремле озадаченно чесать затылки.) Путин действует, исходя из простого принципа взаимности: я признаю ваших врагов и преступников, когда вы признаете моих. Но вместо этого многих из тех людей, которых Путин считает преступниками, в США чествуют как защитников свободы, начиная с группы Pussy Riot с ее прошлогодним выступлением. Конечно, у Соединенных Штатов есть масса оснований сомневаться в справедливости российской системы правосудия, учитывая целый ряд скандальных уголовных дел в России против предполагаемых политических противников режима. Но Путин давно уже отвечает на западную критику по поводу дефицита демократии в России указанием на то, что он считает аналогичными недостатками в США. Дело Сноудена позволило ему продемонстрировать не добродетели России в вопросе свобод интернета, а то, что Соединенные Штаты ничуть не лучше любой другой великой державы – и что Америка сама занимается теми вещами, за которые она постоянно критикует Россию.

Путин думал, что подал некий сигнал о возможном компромиссе, когда заявил несколько недель тому назад, что Сноудена он под американскую юрисдикцию не отдаст, однако этому человеку придется прекратить свою "антиамериканскую" деятельность, если он хочет остаться на российской земле. Учитывая уже нанесенный национальной безопасности США ущерб, российская сторона, наверное, думала, что страсти вокруг этого дела утихнут. Похоже, она просчиталась. Но сейчас проблема заключается в том, что в российско-американских отношениях нет такого первостепенного вопроса, который требует проведения двустороннего саммита. В 1986 году дело Николаса Дэнилоффа (американский журналист, арестованный в Москве по надуманным обвинениям после ареста по подозрению в шпионаже советского сотрудника ООН Геннадия Захарова) было урегулировано путем компромисса, дабы оно не сорвало планы проведения встречи в верхах в Рейкьявике между Рональдом Рейганом и Михаилом Горбачевым. Опасность разрыва между двумя сверхдержавами, пытающимися сделать первые шаги по прекращению холодной войны, создала для обеих стран определенную логику урегулирования споров. Но сейчас такого императива нет. Нет программы контроля вооружений, которую стороны претворяют в жизнь. Берлинский призыв Обамы к дальнейшим сокращениям ядерных вооружений наткнулся на стратегическую логику России, которая хочет сохранить некоторые вооружения, особенно оперативно-тактические, дабы компенсировать дисбаланс в обычных системах оружия. Женевские переговоры по Сирии зашли в тупик и не могут обеспечить урегулирование с целью прекращения гражданской войны в этой стране. Никто и не ждет от этого саммита каких-то существенных результатов. Это просто попытка наладить личные отношения между двумя президентами, так как они остаются весьма прохладными после возвращения Путина в президентское кресло в прошлом году.

Так что вполне возможно, что сейчас нужна пауза. Этот не тот случай, как в годы холодной войны, когда безрезультатная встреча была лучше, чем отсутствие встреч. В политическом плане ситуация для Обамы в любом случае проигрышная. Если он согласится встретиться с Путиным, демократы вместе с республиканцами обрушат шквал критики на Белый дом. Чтобы нейтрализовать эти нападки, у администрации возникнет соблазн сделать какое-нибудь напыщенное заявление об американском недовольстве Россией (прочитать публичную нотацию Путину или попытаться организовать встречу с видными представителями антипутинской оппозиции). Но эти шаги все равно не утихомирят критиков Обамы внутри страны; они лишь вызовут раздражение у путинского правительства и породят у Москвы соблазн пойти на такие шаги, которые разозлят Соединенные Штаты. В 2011-2012 годах мы уже наблюдали за тем, как эта неумолимая логика "око за око" начала разрушать все те позитивные результаты, что были достигнуты в период перезагрузки. 
Отменять встречу рискованно. Путин может расценить это как личное оскорбление. Возможно, президент Обама сумеет воспользоваться своими личными отношениями с премьер-министром Дмитрием Медведевым, чтобы тот снова "передал сообщение Владимиру" (как сказал Медведев во время их встречи в Японии в 2012 году) о политических реалиях, а также попытается перенести встречу на более удачное и подходящее в политическом плане время.

Последствия от отмены встречи могут также дать луч надежды. Американцы и русские очень много и безответственно говорят о том, что их страны на самом деле друг в друге не нуждаются, и что серьезный раскол во взаимоотношениях никаких особых проблем не создаст. Разгребание последствий от отмены встречи в верхах поможет прочистить мозги политической элите в обеих столицах, которой, похоже, доставляет наслаждение раздувать антиамериканские и антироссийские настроения". 
Николас Гвоздев - старший редактор издания National Interest, профессор военно-морского колледжа США (U.S. Naval War College), специализирующийся на вопросах национальной безопасности. Мысли и взгляды, изложенные в статье, принадлежат исключительно автору.

Источник – ИноСМИ.

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им.Горчакова. 

Теги