Востоковед: Китай борется за место под солнцем

13 мая 2015

Председатель КНР Си Цзиньпин стал главным зарубежным гостем России на праздновании 70-летия Победы. Незадолго до его приезда Президент РФ Владимир Путин заявил, что отношения нашей страны и Китая находятся на беспрецедентно высоком уровне. При этом много говорится о том, что западные санкции вынуждают Россию "поворачиваться на Восток", и что Поднебесная теперь наш главный экономический и стратегический партнер, друг, товарищ и брат. О том, так ли это и как на самом деле развиваются нынешние российско-китайские отношения, в интервью "Росбалту" рассказал руководитель Школы востоковедения ВШЭ, профессор Алексей Маслов.

— Вы согласны с утверждением Владимира Путина о беспрецедентности отношений наших двух стран сегодня, и если "да", то в чем она заключается?

— Для начала я обращу ваше внимание на то, что слова о том, что наши отношения "находятся на беспрецедентном уровне" повторялись неоднократно и являются некой политической формулой отношений между Россией и Китаем последние десять лет. Поэтому важно не это заявление, а то, что за ним кроется, его содержание.

В политическом плане уровень отношений между РФ и КНР на фоне нынешних событий резко возрос. И это видно даже по тому, что председатель КНР Си Цзиньпин стал единственным крупным государственным политическим деятелем, который приехал на празднование Дня Победы 9 мая в Россию. Если же мы посмотрим на состояние двусторонней торговли, то за первый квартал 2015 года она упала почти на 30 % по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Причем упал как экспорт, так и импорт. Это первый момент.

Второй состоит в том, что на недавних российско-китайских переговорах был заключен договор на поставку в Китай российских самолетов Sukhoi Superjet, что является прорывом. Но мы должны понимать, что это общий договор на поставку, в то время как на китайском рынке сегодня имеется много факторов, которые могут затормозить развитие этого проекта. Например, в Китае активно действуют наши конкуренты в лице известной канадской компании Bombardier.

Китай также решил поддержать строительство железной дороги Москва-Казань, пообещав вложить в этот проект 100 млрд рублей.

— … рублей?

— … совершенно верно, именно рублей. И это хорошо, но нужно учитывать, что общая его стоимость составляет около одного триллиона рублей, и эта сумма не окончательная, скорее всего, она будет возрастать. То есть, по сути дела, Китай вежливо показал свое дружелюбие, доброжелательное отношение к этому проекту. Естественно средства, которые КНР собирается вложить в строительство этой железной дороги, отнюдь не подарок. Таким образом он, прежде всего, вкладывается в свои логистические проекты.

Еще один момент состоит в том, что до сих пор не произошло изменения структуры российско-китайских торговых отношений. Более 70% российских поставок в Китай — это сырье. И это, конечно, не очень выгодно для нас, и пока заметного прорыва здесь нет. Пока все заявления касаются политической стороны наших отношений.

— Что российское руководство хочет от Китая ― понятно. Продавать ему нефть и газ, как до начала украинских событий продавало в Европу. То есть, в перспективе, Китай, по замыслу наших руководителей, должен заменить нам ЕС. Но чем сама Россия интересна Китаю? Ведь те же газ и нефть он может покупать у Ирана или у Туркмении с Казахстаном, причем по более низким ценам. К тому же, есть прогнозы, что когда американцы на полную развернут добычу нефти и сланцевого газа на своей территории, роль России как торгового партнера Китая еще более снизится.

— Действительно, очень возможно наращивание дешевых американских нефти и газа, сланцевого, прежде всего. Второй аспект, это довольно заметное изменение структуры нефтедобычи в странах Персидского залива. От всего этого Китай будет выигрывать. Кроме того, КНР сама ведет активную разведку нефти в Южно-Китайском море. Что тоже показывает, что Китай не хочет зависеть только от России в этом вопросе. Что касается поставок газа, то на рынке Поднебесной у нас очень серьезный конкурент ― Туркмения, которая заключила с Китаем контракт о дополнительных ежегодных поставках 25 млрд кубометров газа в год. То есть, вокруг России усиливается конкуренция за китайский рынок.

Если отвечать на вопрос, зачем Россия нужна Китаю, то последний очень активно хочет включить ее в свою концепцию экономического пояса "Шелковый путь".

— Что это такое?

— "Шелковый путь" — это, прежде всего, решение вопросов собственной экономической, финансовой и военной безопасности Китая. В рамках этой программы, это, в том числе, и инвестиции в строительство железных дорог в России. По сути, программа призвана устранить целый ряд диспропорций внутри китайской экономики. В частности, уменьшить себестоимость доставки китайских товаров в Европу и вообще за пределы страны. На этом направлении Китай всячески готов вкладывать деньги в инфраструктурные проекты, в том числе, и на территории России, с тем, чтобы в течение ближайших 5-10 лет избежать серьезного подорожания китайских товаров.

Это связанно с тем, что уменьшить стоимость производства товаров в Китае, учитывая рост зарплат и социального обеспечения в стране, сегодня уже практически невозможно. Можно создавать безналоговые (свободные) зоны, плюс ― контролировать логистику, систему доставки. Например, сегодня вложиться в строительство дорог на территориях других стран, а завтра использовать привилегии, полученные от этого. В частности, от возможности эксплуатации прилегающих к дороге территорий, складских помещений и так далее.

В этом смысле Россия для Китая — страна будущего. Кроме того, китайские руководители сегодня тонко показывают российскому руководству, что в этом можно обойтись и без РФ. У КНР есть и другие пути поставки ее товаров в обход России, в частности, южнее границ РФ.

Помимо этого, в связи с активизацией США в Южной Азии, Китаю сегодня важно заручиться поддержкой такого важного партнера как Россия с точки зрения голосования в Совете Безопасности ООН, а также по многим другим вопросам.

— Не получится, что сотрудничество современной России с Китаем, учитывая, что мы по отношению к нему выступаем, как младший партнер, поставщик энергоресурсов, что разрыв в развитии наших экономик продолжает стремительно увеличиваться, приведет к тому, что РФ попадет от Поднебесной в зависимость?

— Я полагаю, что как раз сейчас такая проблема реально возрастает. И не только в плане финансовых вливаний, но и в том, что Россия в своей торговле с Китаем очень активно приглядывается к юаню. У нас растут объемы расчетов в юанях и рублях через банк ВТБ, российским банкам даже открыта линия предоставления кредитов эквивалентная 300 миллионам долларов США. То есть, Китай окружает Россию такими вот цепочками, связями...

Как избежать этого? Неправильный подход ― это сопротивляться или рвать эти связи. Правильный ― помимо Китая заметным образом наращивать отношения, в частности, и в банковской сфере, с другими странами Восточной и Юго-Восточной Азии. В том числе, с теми странами, которые во многом недовольны ростом влияния КНР на своих территориях. В данном случае, это Индонезия, Малайзия, Таиланд, Вьетнам.

— Кремль пытается найти неэкономические точки соприкосновения с Поднебесной. Напоминает о том, что во Второй мировой Китай и СССР понесли самые большие потери из всех воевавших стран. Но так ли много таких точек соприкосновения между нашими странами и так ли уж для Китая важна тема Второй мировой, чтобы он поступился своими экономическими интересами ради общей истории?

— Тут надо понять суть подхода Китая к этому вопросу. Для китайцев Вторая мировая война — очень важный аспект их мироощущения, но он немного отличается от российского взгляда. В КНР все больше обсуждают эту тему таким образом, что Вторая мировая война началась не с нападения Германии на Польшу 1 сентября 1939 года, а с нападения Японии на Китай 7 июня 1937 года, и закончилась тоже на территории Маньчжурии советской военной операцией.

То есть, Китаю сейчас важно подчеркивать не только общность наших судеб, но и тот факт, что он был важнейшей площадкой событий Второй мировой, и что она шла не только на Западном фронте, на территориях России, Германии, других европейских стран, в Африке, но и на территории КНР.

Грубо говоря, Китай борется за свое место под солнцем в истории XX века. В этом плане он может серьезно продвинуть свои интересы в ближайшее время. Думаю, что во время празднования окончания Второй мировой, которое пройдет в КНР в сентябре этого года, там будет значительно больше гостей, чем в России 9 мая. И политический уровень этого события будет гораздо выше. Тем самым Китай продемонстрирует, что он является значительно более важной единицей в мировом пространстве, чем РФ. И это, конечно, обидно для России, которая вынесла основную тяжесть Второй мировой войны.

Возвращаясь к аспектам двустороннего российско-китайского сотрудничества, можно прогнозировать, что Китай вряд ли поступится хоть какими-то своими экономическими интересами, в том числе, и выдвигая лозунги дружбы и сотрудничества. Он очень грамотно ведет себя. Китайские руководители нигде и никогда не отступают от того, чтобы не продвинуть интерес своей страны.

РОСБАЛТ – для Фонда им. Горчакова.

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им. Горчакова. 

Теги