Востоковед: Курилы пишем, Китай в уме

07 октября 2016

Заявление главы японского МИД Фумио Кисида от 5 октября, в котором он утверждает, что Токио считает Южные Курилы (или как их называют в Японии "северные территории") "исконными" землями Японии, лишь запутало ситуацию перед запланированным на декабрь официальным визитом Президента России Владимира Путина в Страну Восходящего Солнца. Напомним, что центральной темой обсуждения (во всяком случае, с точки зрения японцев) во время переговоров на высшем уровне должен стать вопрос заключения мирного договора между двумя странами. При этом Токио полагает, что такой договор возможен только в случае возврата под юрисдикцию Японии спорных островов – Кунашира, Итурупа, Шикотана и необитаемой гряды Хабомаи. Или хотя бы двух последних, как это предполагалось в советско-японской декларации 1956 года.

В мае этого года Владимир Путин, говоря о территориальном споре с Японией, заявил: "Мы ничего не продаем. Мы готовы купить многое, но мы ничего не продаем". Казалось бы, вопрос закрыт. Однако уже после этого в правительстве Японии появилась должность министра по экономическим связям с Россией, а в СМИ начала появляться информация о предложениях Токио по многомиллиардным инвестициям в РФ, в том числе, о готовности поделиться ключевыми технологиями.

О том, что на самом деле сейчас происходит в российско-японских отношениях, "Росбалт" попросил рассказать руководителя Школы востоковедения ВШЭ Алексея Маслова.

- Так кому все-таки верить? Официальным заявлениям политиков, или слухам и мнениям экспертов?

- Начну с того, что в Токио никакой единой последовательной позиции по этим вопросам пока не выработано. Японская сторона сейчас специально забрасывает по разным каналам самые разные версии – от жесткой до самой мягкой, чтобы посмотреть реакцию Москвы. Все это идет в преддверии встречи Путина с японским премьером Синдзо Абэ, которая должна пройти в декабре этого года. Там и будет решена принципиальная позиция – как будут развиваться отношения между двумя странами.

В любом случае, ни Токио, ни Москва не хотят сейчас идти на последний решающий шаг. Россия, конечно, не передаст Японии четыре острова, да и Токио, как мне кажется, не особо надеется на это. Дело в том, что Япония сегодня озабочена не столько проблемой спорных островов, сколько усилением влияния Китая. Как считают в Токио, Пекин последнее время довольно сильно дестабилизирует ситуацию, проводя военные учения, делая достаточно жесткие заявления по территориальным спорам, идущим между двумя странами, в том числе, и по проблемам, существующим в Южно-Китайском море, к которым формально Япония не имеет отношения, но которые ее также волнуют.

- То есть, китайская тема, которая вслух не озвучивается, имеет серьезное влияние на российско-японские отношения?

- Да, конечно. На мой взгляд, одним из подтекстов наращивания отношений Японии с Россией является антикитайский. Это в никоем случае не надо рассматривать как предложение антикитайского пакта, но, безусловно, Токио нуждается здесь в усилении своей позиции.

На ситуацию надо смотреть не столько на уровне официальных заявлений, сколько на уровне реальных действий. Японцы заинтересованы во вложениях в Россию – это одно из решений проблем их экономики. Но пока здесь есть известные противоречия. Россия заинтересована в крупных вложениях, Япония предлагает начинать с небольших, "пробных шаров".

- Каким образом Япония может решить свои экономические проблемы за счет России?

- Япония никак не может выйти на стабильный рост ВВП, в стране сейчас дефляция. Чтобы стимулировать свою экономику, японское правительство даже пытается разогнать инфляцию. Одним из выходов из такой ситуации являются капиталовложения за рубежом. Да и России сейчас, строго говоря, нужны инвестиции.

Но есть и оборотная сторона этого вопроса. В связи с этим я напомню, что передача российских территорий Китаю в 1990-х годах состоялась в тот момент, когда РФ была ослаблена и очень нуждалась в инвестициях. Сегодня многие могут расценить передачу Токио спорных островов как признание того, что когда Москва оказывается в экономическом кризисе, она тут же начинает торговать территорией. То есть тут возникает еще один очень важный фактор – влияние общественного мнения в России.

- А как с этим в Японии?

- Японское общественное мнение также оказывает очень серьезное давление на премьера Абэ и также будет очень не удовлетворено, если он согласится на передачу Японии, например, только одного или двух островов, или на предложение отложить решение этой проблемы на десятилетия.

Я полагаю, что наиболее оптимальным вариантом, о котором говорят и российские политики (в том числе, и на уровне МИДа), было бы возвращение к договору 1956 года, предполагавшему передачу Японии двух островов. Но это не будет обставлено, как обмен "деньги – на острова".

- Но по факту так оно и будет?

- Я думаю, что все будет сделано таким образом, что за счет урегулирования территориальной проблемы мы открываем новую страницу в отношениях с Японией. Само по себе это приведет и к увеличению инвестиций, и к изменению бизнес-климата. Это не значит, что Япония должна инвестировать именно в Россию. Не исключены и совместные российско-японские проекты по выпуску продукции для третьих стран и так далее.

В общем, я полагаю, что будет выбран мягкий вариант, потому что дальше подвешивать эту ситуацию, особенно при нынешней конфигурации сил в Азии, уже невозможно.

Беседовал Александр Желенин

РОСБАЛТ – для Фонда им. Горчакова.

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им. Горчакова. 

Теги