Востоковед: Япония может стать серьезным партнером

09 ноября 2015

Глава "Роснефти" Игорь Сечин на конференции "Энергомост Россия—Япония" в Токио сообщил, что возглавляемая им госкорпорация предложила японским компаниям войти в ее добывающие проекты на российском Дальнем Востоке. Как известно, отношения двух стран омрачает давний территориальный спор. Развитие полномасштабного экономического сотрудничества с РФ Япония неизменно обуславливает возвращением ей островов южной части Курильской гряды: Шикотан, Кунашир, Итуруп, а также архипелага Хабомаи. О том, готовы ли на этот раз японцы пойти на уступки России в обмен на расширение экономического сотрудничества, в интервью "Росбалту" рассказал руководитель Школы востоковедения ВШЭ Алексей Маслов.

— Насколько реалистично выглядит сценарий, при котором Япония согласилась бы на предложение "Роснефти", при том, что пока без всякого движения остается вопрос о Южных Курилах, на которые она претендует? При этом, как известно, между двумя странами с 1945 года отсутствует мирный договор.

— Во-первых, напомню, что японцы уже участвовали в целом ряде совместных проектов, в том числе, "Сахалин-2", но потом, из-за целого ряда очень некорректных шагов, предпринятых российской стороной, вышли из этого консорциума, оставшись в нем акционерами. Это был долгосрочный проект, который в перспективе должен был развивать Восточную Сибирь и Дальний Восток. Акционерами специально созданной для этого компании-оператора "Сахалин Энерджи" до апреля 2007 года были нидерландско-британская Shell (55% акций) и крупнейшие японские компании Mitsui (25%) и Mitsubishi (20%).

В 2006 году министр природных ресурсов РФ Юрий Трутнев отменил уже утвержденную положительную экологическую экспертизу проекта "Сахалин-2". В апреле 2007 года "Газпром" выкупил у "Сахалин Энерджи" 50% + 1 акцию. У Shell осталось 27,5% минус одна акция, а у Mitsui и Mitsubishi соответственно 12,5% и 10%.

Кроме того, в 2013 году Счетная палата РФ заявила, что иностранные партнеры в этом проекте не соблюдают российские законы, а Россия в проектах "Сахалин-1" и "Сахалин-2" теряет большие деньги.

— Правильно я понимаю, что японцы эти претензии считали несправедливыми?

— Они не просто считали их несправедливыми, но и пытались их урегулировать на уровне своего посла в Москве, своих министерств. Еще в 2006 году они очень обиделись, что Россия принимает односторонние меры. После всех этих "наездов" Япония очень осторожно относится к нынешним предложениям Москвы о сотрудничестве.

— В чем особенности нынешней ситуации?

— Как ни странно, как всегда, во всем виноват Китай. Дело в том, что в КНР сокращается потребность в энергоносителях. По результатам текущего года, по сравнению с предыдущим, в стране ожидается падение потребления сжиженного газа на 3%, природного газа на 3-4%, и от 3% до 10% снизится потребность в нефти. А к 2020 году потребность КНР в углеводородах сократится на 15%. Это связано, прежде всего, с перестройкой китайской экономики, с переходом ее на энергоемкие технологии. Самое же главное, что КНР перестраивает структуру своей промышленности таким образом, чтобы как можно меньше зависеть от внешних природных ресурсов, насколько это возможно.

В этих условиях расширение экономического сотрудничества России с Японией становится весьма актуальным. Япония в этом плане очень надежный партнер, у нее есть деньги, чтобы расплачиваться за энергоресурсы.

— Но этому мешают нерешенные политические вопросы...

— Япония постоянно ставит в зависимость решение экономических и политических вопросов. В Стране Восходящего Солнца сначала предлагают решить политические проблемы, имеющиеся между двумя странами, а затем заняться экономическим сотрудничеством.

— Какова позиция России в этом?

— Позиции России здесь проста: политического вопроса нет, и он не обсуждается. Российской стороной этот вопрос даже не ставится таким образом, что, дескать, давайте отложим его решение для будущих поколений. Нет. Этого вопроса для нас просто нет.

СССР в 1950-х годах разработал проект по возвращению Южных Курил или, как их называют японцы, "Северных территорий" Японии. Была принята советско-японская Декларация 1956 года, согласно которой Москва соглашалась на передачу Токио группы островов Хабомаи и острова Шикотан. Но потом из-за изменения внешнеполитических условий договор стал, как мы считаем, недействующим. Япония же считает его действующим. Россия же хотела бы снять его с повестки дня.

— А Япония к этому готова?

— Не думаю. Вопрос об островах японцы в ближайшее время, безусловно, не снимут. Но мы можем все-таки рассчитывать, что они разведут экономику и политику, потому что из-за роста Китая идет постоянное уменьшение влияния Японии на Тихом океане. Ее позиция как крупнейшего азиатского лидера по этой причине изменилась, увеличилось количество конфликтов между Токио и Пекином, в том числе, и территориальных.

Многие страны региона, например, государства АСЕАН, которые раньше считали своим основным партнером Японию, уже переключились на Китай. Так что момент для России выбран правильный.

— А ослабление позиции России по территориальной проблеме в обмен на японские инвестиции возможно?

— Японцы на это и рассчитывают. Они уже неоднократно намекали, что передача им хотя бы двух вышеозначенных островов из четырех, или создание зон совместного развития на Южных Курилах, сразу бы привело к росту японских инвестиций в РФ. Но теперь, в связи с изменившейся ситуацией, Россия не может пойти ни на какие территориальные уступки.

— Связанно ли наше нынешнее приглашение Японии поучаствовать в освоении ресурсов Дальнего Востока с сокращением наших поставок нефти и газа в Европу?

— Да, конечно. И с сокращением поставок в Европу, и с неясной ситуацией с Китаем. И еще один момент. Я полагаю, что России крайне нужна альтернатива и даже несколько альтернатив на восточном направлении, и Япония здесь может выступить очень серьезным экономическим партнером. А РФ в этом случае приобретет больше уверенности в переговорах с Китаем.

— Если Япония согласится участвовать в проектах "Роснефти", по факту это означало бы, что она вышла из режима санкций, в котором она участвует наряду со странами Запада. Готово ли японское руководство пойти на такой шаг в одностороннем порядке?

— Думаю, что нет. Но санкции приняты секторальные, они касаются ограничений для отдельных российских банков и запрет на обслуживание счетов тех или иных лиц. Таких совместных инвестиционных проектов, с которыми сейчас выступил Игорь Сечин, они не касаются.

— Насколько Японии экономически выгодно участие в этих проектах?

— С чисто коммерческой точки зрения, предложение "Роснефти" для японцев очень интересно.

— А насколько вероятно, что они его примут, если учесть все изложенные препятствия?

— На мой взгляд, вероятность этого не очень велика.

Беседовал Александр Желенин

РОСБАЛТ – для Фонда им. Горчакова.

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им. Горчакова. 

Теги