Юрий Кофнер: России надо "переумнеть" Запад в международной борьбе с коррупцией

30 июля 2015

27 июля 2015 года Президент России Владимир Путин дал интервью швейцарским СМИ, где он затронул чрезвычайно важную тему юридического империализма США.

В начале интервью по вопросу ареста и экстрадиции Соединенным Штатам высокопоставленных чиновников ФИФА Владимир Путин критиковал экстерриториальную и наднациональную "имперскую политику" США в области законодательства, противоречащую принципу верховенства юридического суверенитета всех стран мира. Он выразился предельно ясно: "Односторонние действия и распространение юрисдикции одной страны за территорию своих границ, на весь остальной мир является неприемлемым и разрушительным для международных отношений".

"Сегодняшние власти США [не] имеют права по всему миру ездить и кого угодно хватать и таскать к себе в тюрьму или действовать с позиции "кто не с нами, тот против нас" - добавил президент.

Стоит отметить, что вот уже несколько месяцев ведущие американские эксперты-неоконы заявляют в западной прессе о том, что образ США как авангард "в международной борьбе против коррупции" должен стать одним из новых главных инструментов внешнеполитической стратегии Вашингтона, наряду с традиционной маской "его лидерства в борьбе за свободу, демократию и прогресс в всем мире". Так, например американский эксперт Энн Эплбаум (Anne Applebaum) в своей статье America’s foreign policy recovery, опубликованной 12 июня 2015 года в газете The Washington Post, призывает, что именно "реформа и укрепление НАТО, создание новых институтов для борьбы с транснациональной коррупцией и киберугрозами" должны стать приоритетами в рамках "восстановления внешней политики Америки".

Думаю, что в скором времени мы увидим, как США всеми силам будут пытаться создать на основе ООН, а, скорее, на основе ОЭСР или планируемого трансатлантического союза (TTIP), мондиальную антикоррупционную систему, базирующуюся на американском законодательстве, и, конечно, со своим международным трибуналом и правом на экстерриториальную юрисдикцию. В то же время эта система будет служить и контролироваться исключительно одним всем известным нам гегемоном и естественно она будет бороться с коррупцией исключительно избирательно, допустим в отношении российских или китайских бизнесменов, но не техасских.

Таким образом, "в международной борьбе против коррупции" США вовремя нашли очередной конек, чтобы изобразить себя на мировой арене более привлекательно, чем "эти коррумпированные авторитарные режимы". Одновременно с этим нашлось и оправдание для Вашингтона поддержать цветные революции в таких странах.

Что же Россия может противостоять этой новой изощренной форме империализма? Ведь никто в здравом уме не может быть против борьбы с коррупцией. Скандал с ФИФА показал, что любая критика этой международной борьбы с коррупцией будет выставлена западными СМИ и нашей "либеральной" оппозицией в крайне невыгодном свете. Понятно, что все мы против коррупции, национальной и транснациональной. Поэтому вопрос состоит не в том, "надо ли бороться", а в том "кто" и "как" это будет делать. Речь идет о такой структуре международной антикоррупционной системы, которая бы уважала священный для нас принцип национального суверенитета.

Путин сделал правильный шаг в этом направлении, сказав в интервью: "Ведь никто не против борьбы с коррупцией, все за. И я считаю, что нужно бороться ещё жёстче. Но есть определённые международно-правовые нормы, которые заключаются в том, что если у кого‑то есть подозрения в совершении преступления кем бы то ни было, собираются определённые данные и передаются в прокуратуру того государства, гражданином которого является человек, нарушивший закон". Так и должно быть.

Тем не менее считаю, что еще не хватает идеологического оформления позиции России и других не подчиняющихся Западу держав мира (например, Китая, Ирана, Венесуэлы) по вопросу того, как должна работать альтернативная модель международной антикоррупционной борьбы. Допустим, если США позиционируют себя как глобальный лидер в борьбе против коррупции и за права геев (вспоминаем последнее заявление госсекретаря США Джона Керри), то Россия за последние 2-3 года нашла себе роль в качестве мирового оплота традиционных ценностей и борца за многополярный мир. Определившись с этой ролью нужно теперь найти способы, как наше видение противодействия национальной и трансграничной коррупции может вписаться в нее. В вопросе международной борьбы с коррупцией не стоить упиваться на национальной исключительности. Гораздо лучше "переумнеть Запад", как однажды сказал русский философ Александр Зиновьев. Но это уже вопрос к нашему экспертному сообществу, прежде всего в области публичной дипломатии.

Юрий Кофнер специально для официального сайта Фонда поддержки публичной дипломатии имени А.М. Горчакова.

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им. Горчакова. 

Теги