Журналист: Израиль не может пойти против Запада

26 мая 2015

О том, чего можно ожидать от внутренней и внешней политики нового правительства Израиля, которому уже предсказывают скорое падение, в интервью "Росбалту" рассказал израильский журналист Павел Маргулян.

— Спустя почти два месяца после выборов в Израиле, наконец, приведено к присяге правительство. Хотя поначалу Биньямин Нетаньяху говорил, что оно будет сформировано в течение трех недель. В чем причина такой задержки?

— Я думаю, тут сыграло роль своеобразное чувство опьянения результатами выборов. Партия "Ликуд", которую возглавляет Нетаньяху, получила в Кнессете 30 мандатов из 120. Такого результата у них не было давно. Для формирования правительства необходим минимум 61 мандат. И Нетаньяху рассчитывал, что поскольку половина голосов уже обеспечена, то к этому костяку быстро примкнут все желающие. Надо только составить коалиционное соглашение, и все будет в порядке.

Но ситуация стала развиваться совсем по-другому. Сионистский лагерь, получивший 24 мандата, сразу заявил, что не пойдет в новое правительство. Договариваться пришлось со всеми остальными партиями, у которых было значительно меньшее число голосов. Вот тут все и начали шантажировать Нетаньяху, предъявляя свои требования. Он понял, что не справляется, и попросил об увеличении срока на формирование кабинета. Напомню, по израильским законам на формирование правительства отводится 28 дней. Если этого не удается сделать, срок может быть увеличен еще на две недели. Но и здесь Нетаньяху почти вплотную подошел к дедлайну. А за два дня до крайнего срока глава партии "Наш дом Израиль" Авигдор Либерман, считавшийся его естественным союзником, заявил, что тоже в новое правительство не войдет.

Это был, конечно, настоящий удар в спину. После этого последней партией, с которой могли вестись переговоры, осталась "Еврейский дом". Ее члены поняли, что без них у Нетаньяху нет правительства, поэтому стали тянуть из него все, что можно было вытянуть. В итоге необходимый 61 мандат все-таки удалось собрать. Но "Еврейский дом" получил очень значимые портфели — например, министров юстиции и просвещения, а также должности руководителей нескольких комиссий в Кнессете.

— Почему Либерман, занимавший ранее пост министра иностранных дел, решил, что его партия не должна входить в правительство?

— У него далеко идущие планы. Либерман видит себя претендентом на пост премьер-министра. И он, очевидно, понял, что даже если ему дадут пост министра иностранных дел (а это ему было гарантировано), с шестью мандатами, которые получила его партия, он не сделает шаг навстречу своей главной цели. Официальная причина звучала, конечно, по-другому: ему не понравилось, что в коалиционных переговорах в отношении русскоязычных репатриантов не было проговорено никаких условий.

— После отказа Либермана пост министра иностранных дел оставил за собой премьер-министр. Как такой шаг отразится на деятельности израильского МИДа и на внешней политике Израиля в целом?

— С постом министра иностранных дел сложилась непонятная ситуация. Что Нетаньяху собирается с ним делать, пока непонятно. Слишком мало времени прошло. Надо будет смотреть за тем, как будут развиваться события.

Действия нашего главы правительства вообще сложно предсказать. В том числе, и в отношении палестино-израильского диалога. Например, шесть лет назад, выступая в университете Бар-Илан, он заявил, что поддерживает идею государства для двух народов. За неделю до выборов, борясь за голоса правых избирателей, Нетаньяху сказал, что бар-иланская речь уже неактуальна, так как на Ближнем Востоке за эти годы кардинально изменилась ситуация. За несколько дней до выборов последовало еще более резкое заявление: пока он премьер-министр, Палестинское государство не будет создано.

Но буквально на днях у него была встреча с верховным представителем Евросоюза по иностранным делам Федерикой Могерини, в ходе которой Нетаньяху объявил, что все-таки поддерживает идею создания Палестинского государства. Более того, он приложит все усилия, чтобы найти мирное решение этой проблемы, и готов пойти на уступки.

— Стоит ли в итоге ждать прогресса в решении палестинского вопроса, даже с учетом таких сенсационных заявлений? Все-таки правительство сформировали две правые партии… (В Израиле главным критерием разделения на левые и правые партии является отношение к решению проблемы спорных территорий: левые готовы на серьезные территориальные уступки, правые занимают гораздо более жесткую позицию — Росбалт.)

— Я думаю, что с таким правительством какого-то реального прогресса достичь точно не удастся. Если он наметится, крайне правая партия "Еврейский дом", категорически возражающая против создания Палестинского государства, тут же выйдет из коалиции. А если она это сделает, правительство автоматически развалится.

— В последнее время иранский вопрос обострил отношения Израиля и с США, и с Россией. На ваш взгляд, как будет развиваться диалог с Вашингтоном и с Москвой при нынешнем правительстве?

— Я не думаю, что в отношениях с Москвой будут какие-то принципиальные изменения. Израиль старается сохранять некий нейтралитет в нынешнем конфликте Москвы и Вашингтона. Хотя недавно президент Путин сделал недружественный шаг в нашу сторону, разрешив продажу ракет С-300 Ирану, Израиль, на мой взгляд, это проглотил. Здесь понимают, что это бизнес. Иногда он преобладает над политикой, и вряд ли здесь можно что-то сделать. Россия, в конце концов, до сих пор не продает те же С-300 Сирии.

Особо тесными наши двусторонние отношения не могут быть из-за конфликта России и Запада. Израиль не может пойти против воли своих главных торговых, военных, и политических партнеров. Но и слишком обострять отношения с Россией, которая имеет влияние на Ближнем Востоке, никто не собирается. Так что Израиль будет стремиться к некой золотой середине.

Что касается Вашингтона, не надо путать напряженные отношения Нетаньяху и Обамы с отношениями Израиля и США. Президент – это еще далеко не весь Вашингтон. Конгресс в большей части поддерживает Израиль. У Израиля очень серьезное лобби в Штатах и такие глубинные связи с этим государством во всех областях, что плохие личные отношения лидеров не приведут к серьезным переменам. Тем более что Бараку Обаме осталось меньше двух лет на посту президента. И неизвестно, какую политику будет вести его преемник.

— Помимо должности министра иностранных дел, Нетаньяху сохранил за собой еще и посты министров здравоохранения и связи. С чем связан такой шаг?

— По поводу последней должности все склоняются к мысли, что Нетаньяху хочет контролировать израильские СМИ, насколько это возможно в демократическом государстве. На протяжении всей политической карьеры ему здорово достается от прессы. Вероятно, у него есть здесь какие-то планы по контролю над этой ситуацией.

Пост министра здравоохранения он оставил за собой потому, что заместитель министра – представитель ортодоксальной партии Яков Лицман. Ортодоксы не признают как таковое государство Израиль. Поэтому Лицман не может быть министром и участвовать в заседаниях правительства. Фактически он руководит работой министерства, но формально его возглавляет премьер-министр.

Правда, есть еще такое объяснение, что все три портфеля Нетаньяху планирует затем передать будущим партнерам по коалиции. Он уже заявил о намерении расширить ее.

— То есть ортодоксы не признают государство Израиль, не входят в правительство, но, тем не менее, в работе министерств принимают самое активное участие?

— Я бы сказал, что они принимают активное участие в распределении бюджетов государства, не признавая само государство.

— Насколько вообще, на ваш взгляд, устойчиво сформированное правительство? Некоторые эксперты уже говорят о перевыборах.

— Многие действительно полагают, что правительство, которое поддерживает всего 61 голос в парламенте, долго продержаться не может. Оппозиция уже грозится, что как только какой-нибудь из министров уедет за границу, она тут же вынесет вотум недоверия. И поскольку в этом случае у правительства не будет большинства в парламенте, то оно ничего не сможет сделать.

В истории, конечно, были случаи, когда правительство с 61 мандатом держалось довольно долго. Но есть большая вероятность досрочных выборов. Я не стал бы делать серьезных ставок на то, что это правительство продержится весь положенный срок. У союзников по коалиции все-таки очень большие разногласия. Я хочу напомнить, что недавно Израиль праздновал 67-летие со дня своего основания. А нынешнее правительство – 34-е по счету. Несложное математическое вычисление показывает, сколько в среднем существует правительство в нашей стране".

Беседовала Татьяна Хрулева

РОСБАЛТ – для Фонда им. Горчакова.

Позиции авторов публикаций, размещенных на сайте http://gorchakovfund.ru, могут не совпадать с позицией Фонда им. Горчакова. 

Теги